Регистрация  |  

 

 

 
 

Артур Авалон

введение В МАХАНИРВАНА-ТАНТРУ

Ключ к полному пониманию всей тантрической литературы

СТАРКЛАЙТ

 

Москва 2002

 

 

Оглавление

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА К АНГЛИЙСКОМУ ИЗДАНИЮ

ШИВА И ШАКТИ

ГУНЫ

МИРЫ (ЛОКИ)

ОБИТАТЕЛИ МИРОВ

ВАРНЫ

АШРАМЫ

соотношение между МАКРОКОСМОМ И МИКРОКОСМОМ

ВРЕМЕННЫЕ ЭПОХИ

ПИСАНИЯ ДЛЯ РАЗЛИЧНЫХ ЭПОХ

ТЕЛО ЧЕЛОВЕКА

ПЯТЬ ОБОЛОЧЕК

Аннамайя-коша

Пранамайя-коша

Маномайя-, виджнянамайя- и анандамайя-коша

НАДИ

ЧАКРЫ

Муладхара

Свадхмштхана

Манипура

Анахата

Вишудцха

Аджня

Caxacpapa-падма

ТРИ ТЕМПЕРАМЕНТА

ГУРУ И ШИШЬЯ

ПОСВЯЩЕНИЕ: ДИКША

АБХИШЕКА

САДХАНА

ПОКЛОНЕНИЕ В ЦЕЛОМ

ФОРМЫ АЧАРЫ

МАНТРА

ГАЯТРИ-МАНТРА

ЯНТРА

МУДРА

САНДХЬЯ

ПУДЖА

ДДЖНЯ

ВРАТА

ТАПАС

ДЖАПА

САМСКАРА

ПУРАШЧАРАНА

БХУТА-ШУДДХИ

НЬЯСА

ПАНЬЧАТАТТВА

ЧАКРА-ПУДЖА

ЙОГА

СЕМЬ вИДОВ САДХАНЫ

Шодхана: шаткарма

Дридхата: асана

Стхирата: мудра

Дхайрья: пратьяхара

Лагхава: пранаяма

Пратьякша: дхьяна

Нирпиптатва: самадхм

ФОРМЫ САМАДХИ-ЙОГИ

ШАТЧАКРА-БХЕДА

ГРЕХ И ДОБРОДЕТЕЛЬ

КАРМА

ЧЕТЫРЕ ЦЕЛИ БЫТИЯ

ДХАРМА

KAMA

АРТХА

МОКША

сиддхи

ПРИМЕЧАНИЯ АВТОРА:

 

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ

Всем серьезно интересующимся индийской тантрой известно имя Артура Авалона. Под этим псевдонимом в начале XX столетия писал англичанин сэр Джон Вудрофф, известный не только как юрист и профессор Калькуттского университета, но и как издатель целой серии тантрических текстов и авторских работ по тантризму.

Он был первым, кто познакомил западный мир с важнейшими первоисточниками тантрического мистицизма, опубликовав некоторые из них, в том числе и в собственном переводе. Прежде всего это «Маханирвана-тантра», «Куларнава-тантра», «Каулавали-нирная», «Шатчакра-нирупана» и другие. Все они неоднократно переиздавались. Также не одно издание выдержали его «Принципы тантры», «Змеиная сила», «Шакти и шакта» и еще несколько работ по тантре. До этого тайные писания тантриков, приверженцев шактистских культов Индии, не были доступны не только людям Запада, но даже большинству ортодоксальных индусов. Сама репутация тантризма в Индии была в то время далеко неоднозначной. Эта традиция воспринималась скорее как сочетание моральной распущенности и вредоносной магии, нежели как сложная и интересная система практики духовного самосовершенствования. По счастливой случайности сэр Джон Вудрофф проявил к тантре неподдельный интерес и погрузился в ее изучение вместе с несколькими помощниками. Вместе с ними он разыскивал уникальные манускрипты, встречался с носителями традиции, сумел преодолеть отчуждение и закрытость большинства из них, ознакомился с учениями и практикой тантрических школ Бенгалии. Трудно сказать, был ли он сам по-настоящему посвящен в тантру, т.е. прошел ли традиционные процедуры посвящения и личного приобщения к практике. Одни утверждают, что был, другие это отрицают. Сам Авалон не сообщает на этот счет ничего, а тантрики хранят молчание. В любом случае это никак не умаляет его заслуг и не снижает ценности его работ.

Данная работа написана как введение к английскому переводу первой части «Маханирвана-тантры», выполненному Авалоном. Впоследствии ее по праву стали называть «ключом к полному пониманию всей тантрической литературы».

«Маханирвана-тантра» («Тантра Великого Освобождения») представляет собой одну из самых важных шактистских Тантр. Согласно тантрической традиции и свидетельству этой Тантры о себе самой, она была возвещена самим Садашивой в Гималаях как Откровение для приверженцев ведической религии и культуры. Именно к ним, даже и не подозревавшим о том, что с наступлением эпохи кали-юги (начавшейся пять с лишним тысяч лет тому назад), предписания и практики священных Вед уже утратили свою былую силу, в первую очередь было обращено божественное послание данной Тантры. Тантрапретендует на то, чтобы по-новому применить в условиях кали-юги извечные духовные принципы Вед и санатана-дхармы. Главы «Маханирвана-тантры» называются улласами, что буквально означает «радостное явление». Напрашивается прямая аналогия с христианской «благой вестью» — Евангелиями. Действительно, по отношению к архаичной религии Вед тантризм и его писания (Тантры) играют примерно ту же роль, что и христианство, религия Нового Завета, по отношению к ветхозаветной религии. Опираясь на учение Тантр, уверенно можно сказать, что Тантры — это настоящий «новый завет» индуизма в сравнении с «ветхозаветным» древнеарийским ведизмом. Тогда «Маханирвана-тантру» смело можно назвать Евангелием индийского шактистского тантризма.

Сама «Маханирвана-тантра» (II. 30-31) провозглашает: «Как знающий Тантры — среди людей, как Ганга — среди рек, как Я — среди трех Повелителей богов, так и среди прочих Откровений — эта [Тантра]. К чему Веды, к чему Пураны, к чему иные многочисленные писания, о Благая? Сведущий в этой великой Тантре становится обладателем всех совершенств». Другие Тантры обычно посвящены какому-то одному предмету или описывают какие-либо практики языком, непонятным или малопонятным не посвященным. Часто в них даже содержатся прямые запреты публиковать их или делать доступными для непосвященных. В отличие от них, «Маха-нирвана-тантра» понятным и лаконичным языком обращается равно к тантрикам и прочим людям, призывая их принять тантрический путь практики как самый эффективный и даже как единственно возможный в эпоху кали-юги. В этой ТантреШива прямо запрещает утаивать ее от ищущих истину и духовное освобождение или давать ей заведомо превратное толкование. В ней говорится о самых различных сторонах тантрического учения и практики (по принципу «обо всем понемногу»).

Это резкое отличие по стилю и содержанию, отсутствие сравнительно древних манускриптов текста, упоминаний или цитат в ранней тантрической литературе, а также сильное сходство по духу со священными писаниями т.н. религий Откровения, дали повод отдельным ученым усомниться в древности и даже подлинности этой Тантры. Были высказаны, по крайней мере, две гипотезы. Первая предполагает, что сам основной базовый текст «Маханирвана-тантры», содержащий описание практик (садхап), вне зависимости от времени письменной фиксации и последующих неоднократных редакций, видимо, имеет древнее происхождение, поскольку сами эти практики в целом вполне соответствуют описываемым в других шактистских Тантрах, но в дальнейшем был дополнен информацией более позднего происхождения, отражающей взгляды тантри-ков-модернистов и религиозных реформаторов индуизма с их тенденцией к монотеизму и очищению традиционного индуизма от грубых архаичных форм практики. Но такое предположение малоубедительно уже хотя бы потому, что даже «отредактированная и правленая» «Маханирвана-тантра» все равно содержит описание таких практик, которые как раз и стремились искоренять практически все реформаторы. Вряд ли они стали бы опираться на этот текст для придания дополнительного авторитета своей деятельности. Наличие в этой Тантре «монотеизма» (в виде поклонения единому Абсолюту, или Брахману) и вовсе не выдерживает никакой критики. Вместо монотеизма, типичного для «религий Откровения», Тантра проповедует типичный для классического индуизма монизм (учение о едином Брахмане), содержащийся уже в Ведах и Упанишадах, не говоря уже про более поздние писания адвайта-веданты, кашмирского шиваизма и каула-тантризма. Вторая гипотеза вообще считает «Маханирвана-тантру» поздней фальсификацией. Но и она не выдерживает критики. Вряд ли «фальсифицированная» Тантра стала бы пользоваться таким авторитетом в среде самих тантриков, какой она имела и имеет до сих пор.

Как и большинство прочих, она изложена в форме диалога между Богом Шивой и Шакти, его Супругой и спутницей, олицетворяющей энергию его сознания. Шива выступает в роли учителя, а Шакти — его прилежной ученицы. Они беседуют в идиллической райской обстановке мира Шивы на священной горе Кайласе, обсуждая тайны мироздания и актуальные вопросы учения, этики, практики и т. д. Но имеется в виду не столько гималайская Кайласа, покрытая вечными снегами, открытая взору каждого, сколько мистическая внутренняя Кайласа, которую бесполезно искать где-то вовне. Она находится внутри нас самих. Это сахасрара-чакра в макушке тонкого тела, в которой просветленныейогины-сиддхы созерцают Божественную Пару — Шиву (Сознание) и Шакти (Энергию), слившихся в нерасторжимом единстве и ведущих свой диалог-тантру. Чтобы увидеть их там, нужно взойти на вершину собственного сознания — духовную Кайласу, стать сиддхой («совершенным»), мастером тантрической йоги. Процесс такого восхождения составляет основу тантрической практики (садханы). Тот, кто совершил такое внутреннее восхождение, становится просветленным, освобожденным при жизни, живым воплощением самого великого Божественного Йоги-на, т.е. Шивы. Такой сиддха-йогин зрит Шиву и Шакти внутри себя самого и слышит Их внутренний диалог, сообщая его потом своим ученикам и последователям. Те, в свою очередь, записывают эти Откровения. Так и появляются тексты Тантр.

В своей внутренней сущности Шива и Шакти — Одно. Почему же, тогда, одна половина Единого играет роль всеведущего учителя, а другая — несведущего ученика? Шакти спрашивает не потому, что «не знает», а потому, что желает поддерживать со своим Супругом божественную игру сознания (лилу), непостижимую для непросветленного обывательского ума. Слившись в любовных объятиях, Шива и Шакти наслаждаются взаимным общением, своей любовной игрой и ролью идеальных учителя и ученика, демонстрируя идеальный процесс обучения — естественного, непринужденного, абсолютно доверительного, исполненного взаимной любви и лишенного гордыни и ложного чувства двойственности. Так происходит сокровенная мистерия внутри истинной Реальности: ее Самообнаружение и Самопознание. Шива — Сам Абсолют и высшее Знание, Источник появления всех Откровений и писаний. Невозможно познавать Его как истинную Реальность и Душу своей души, не став, по Его же собственной милости, с Ним единым целым. Только Бог может знать Бога и обладать всей полнотой Знания и Силы. Чтобы познать Его, необходимо отказаться от «себя», всецело предаться Ему и полностью довериться Его Силе-Шакти. Именно такие качества идеального ученика проявляет Парвати, со смирением склоняясь к стопам Учителя Вселенной, будучи готовой принять от него любой ответ. В ходе этой восхитительной яйлы Шива и Шакти как бы «играючи», без навязывания и без утаивания, обнаруживают истину(таттву) — подлинное видение и Знание Реальности, которое спасает (трайате) и приносит Великое Освобождение (маханирва-ну). Такое спасительное Знание, открывающее путь великого могущества и наделяющее необыкновенной силой, мудростью, способностью наслаждения, творческого раскрытия и конечного полного освобождения, и есть тантра, «учение истины, которая спасает».

В Тантрах высшее Божественное обнаруживает Себя таким, каково Оно есть — учителем и учеником, процессом постижения и конечной целью, единством и множественностью, и т.д. Из сострадания ко всем своим детям — непросветленным живым существам, пребывающим в неведении и забвении своей истинной природы, Не-выразимое Самовыражается: являет Себя как диалектическое единство и гармонию двух своих проявлений — Шивы и Шакти, Отца мира и Матери мира, через диалоги-тантры которых высшая истина (таттва) просто показывается всем, кто хочет и способен ее видеть. ПоэтомуТантра, или Пятая Веда, как ее еще иногда называют, является ни чем иным, как истинной сущностью (таттва-сарой) священного Знания (Веды) и, следовательно, ключом к истинному, неискаженному, естественному видению реальности такой, какова она есть в своей чистой «таковости», и путем к обретению состояния ничем не ограниченной полной свободы (парипурна-сватантръя), знания и блаженства, которое и есть то Великое Освобождение(маха-нирвана) о котором говорит эта Тантра.

Даровать ищущим духовное знание, указать им истинный путь, дать эффективные методы и практики, а не быть всего лишь «памятниками мистической литературы» — вот в чем заключается настоящее предназначение Тантр. Для этого явлена и «Тантра Великого Освобождения».

В настоящее время опубликована лишь первая часть «Маха-нирвана-тантры», состоящая из 14-ти глав. Вторая часть тоже существует (А. Авалон упоминает об этом в своем предисловии к английскому изданию), но тантрические учителя не считают пока необходимым благословить ее открытую публикацию. Манускрипты второй части очень редки. Это связано с тем, что в ней говорится, в основном, о посмертной участи человека, о загробных мирах, небожителях и других неземных существах, о различных видах духовного освобождения, и т. д., в то время как первая часть Тантры посвящена земному пути человека, актуальной духовной практике, этическим предписаниям и т. п., что делает ее более востребованной в практической жизни и деятельности тантрических сообществ и отдельных тантриков.

Вкратце содержание опубликованной А. Авалоном первой части таково:

I-я глава:

Беседа Шивы и Парвати на священной горе Кайласе в Гималаях. Парвати перечисляет все пороки и недостатки кали-юги, сокрушаясь по поводу упадка устоев ведической дхармы, и вопрошает Шиву о методах спасения падших людей кали-юги. Перечисляются предыдущие временные эпохи и их характеристики.

II-я глава:

Шива провозглашает необходимость следования тантрическому Пути в кат-югу и рассказывает о Высшем Брахмане (Абсолюте). Религиозное почитание Брахмана сравнивается с поливом корня дерева, питающим его ствол и листья, подобным же образом почитание Брахмана приносит удовлетворение всем божествам и другим бессмертным небожителям. Шива провозглашает поклонение Брахману высшей и наиболее легкой формой поклонения.

III-я глава:

Шива продолжает говорить о важности и необходимости медитации на Брахман и поклонения Ему. Описываются порядок посвящения в поклонениеБрахману и формы медитации на Него, различные практики Брахмопасаны (почитания Брахмана): мантры, ньяса, пранаяма, Брахма-стотра, Брахма-гаятри и др..

IV-я глава:

Шива провозглашает равносильность и одинаковую эффективность поклонения Брахману и Изначальной Шакти (в форме Адья-Кали), говоря, что «все, что достигается поклонением Брахману, может быть достигнуто и поклонением Ей». Описывается сущностная природа Богини и говорится о тайной практике Ее почитания — кулачаре, а также о различных типах людей, пригодных и непригодных к такой практике. Особо подчеркивается, что «кулачарадолжна быть открыто обнаружена лишь тогда, когда кали-юга войдет в полную силу». Описываются пороки и преимущества кали-юги, «рабыкали-юги» и «те, кому кали-юга не может повредить», а также формы поклонения Адья-Кали (Изначальной Кали) по методу «тантрылевой руки». Предписывается сохранять практику кулача-ры в тайне от непосвященных. Кали провозглашается покровительствующим и верховным Божеством кулачары.

У-я глава:

Продолжение описания практик почитания Адья-Кали. Описываются тантрическая сандхъя-вандана (поклонение и медитация на рассвете, в полдень и на закате дня), Кали-гаятри, Ее дхъяна (медитация), другие мантры, способ построения янтры и порядок ее почитания и, наконец, эзотерическая практика освящения «пяти таттв» (вина, мяса, рыбы и т. д.) и панъчататтва.

VI-я глава:

Продолжение описания практики панъчататтвы: порядок образования чакры (круга поклонения) и др. Описывается порядок принесения в жертву животных, огненного жертвоприношения (хо-мы) и другие тантрические ритуалы.

V-я глава:

Продолжение описания практик почитания Адья-Кали. Описываются тантрическая сандхья-вандана (поклонение и медитация на рассвете, в полдень и на закате дня), Кали-гаятри, Ее дхъяна (медитация), другие мантры, способ построения янтры и порядок ее почитания и, наконец, эзотерическая практика освящения «пяти таттв» (вина, мяса, рыбы и т. д.) и панъчататтва.

VI-я глава:

Продолжение описания практики панъчататтвы: порядок образования чакры (круга поклонения) и др. Описывается порядок принесения в жертву животных, огненного жертвоприношения (хо-мы) и другие тантрические ритуалы.

VI1-я глава:

Возвещается «Хвала сущностному образу Изначальной Кали» (Адъя-Кали-сварупа-стотра), перечисляющая 100 имен Адья-Ка-ли, каждое из которых начинается на букву «ка». Дается защитная мантра «Кали-кавача» («броня Кали») с описанием изготовления соответствующего амулета. Продолжается описание Кулы и кулача-ры.

VIII-я глава:

Описываются касты (варны) и стадии духовной жизни (ашрамы) индуистского общества. Только две ашрамы сохраняются в кали-югугрихастха (женатый мирянин-домохозяин) и авадхута (подвижник и нищенствующий монах). Перечисляются обязанности грихастх.Сравниваются ведические и тантрические таинства и обряды, рассказывается о посте и благотворительности, священных днях, правилах приема пищи, обязанностях правителей и их подчиненных по отношению друг к другу, хозяйственной деятельности и семейно-брачных отношениях в согласии с дхармой. Описываются бхайрави-чакра (одна из форм тайного почитания Шакти в «тантре левой руки») и таттва-чакра(групповое поклонение и медитация для «познавших Брахман»), путь авадхутов (подвижников). Провозглашается необходимость выполнения тантрических практик и ритуалов, но говорится также и о том, что только «этим способом освобождение не достигается», т. к. обряды предназначены лишь для накопления благих кармических заслуг и лишь косвенно подводят практикующих к пути духовного освобождения.

IX-я глава:

Описываются 10 самскар (очистительных таинств), соверша-емых в важнейшие периоды жизни человека, такие как женитьба, за-чатие и рождение детей, имянаречение, посвящение (дикша) и др., а также ритуал возжигания священного огня для совершения жертвоприношений в процессе выполнения самскар.

Х-я глава:

Описываются церемонии освящения колодцев, водоемов, образов Божеств, жилищ и садов, обряды поминовения усопших и ритуальной кремации, другие похоронные обряды. Шива запрещает

изуверский индуистский обычай «сати» (самосожжение вдовы на погребальном костре своего умершего мужа). Описываются порядок совершения каула-дикши (посвящения в практику каулачары), способы почитания гуру и каул (тантриков, практикующих каулачару} и приводятся характеристики трех типов людей: пашу («связанные»), виры («герои») и дивьи («божественные»).

XI-я глава:

Богиня снова вопрошает Шиву о путях, ведущих к освобождению людей кали-юги. Шива прославляет величие Богини, а затем сообщает Ей свое учение о грехе и добродетели. Подробно описываются различные типы греховной кармы и необходимые для их искупления действия. Особо подчеркивается, что «даже каула-дхарма приводит только к страданию и греху, если неправильно ей следовать».

ХП-я глава:

Шива говорит об общественной стороне своей вечной дхармы: законах праведной жизни; родственно-наследственных отношениях и имущественных правах; браке и семье, заключая, что «все должно делаться в согласии с дхармой ради блага мира и всех существ».

XIII-я глава:

Прославляется Богиня Кали. Рассказывается о священных изображениях Божеств для поклонения. Описаны церемонии освящения храмов, мостов, садов, а также храмовых образов (мурти). Перечисляются допустимые виды даров и пожертвований Божеству и храму. Говорится, что освобождение — это награда тем, кто служит Божеству без ожидания награды.

XIV-я глава:

Рассказывается о поклонении Шшалингаму, описана церемония установления неподвижного храмового Шивалингама и т. д. Описываются также практики поклонения другим Божествам, ошибки и упущения в поклонении и способы их устранения. Говорится о необходимости садханы для тех, кто совершает различные действия с целью получения плодов деятельности, а также о достижении освобождения с помощью познания Брахмана, о природе души. Описываются четыре типа авадхутов (подвижников), основные принципы каула-дхармы, кулачары и тантриков-каул, благие заслуги от чтения «Маханирвана-тантры» и говорится об исключительной важности этой Тантры.

В своем введении в «Маханирвана-тантру» Авалон подробно рассматривает ее содержание, разъясняя непонятные места и термины в делаемых им примечаниях, ссылках и сносках.

Хотя данную книгу трудно назвать легким и общедоступным чтением, все же она адресована далеко не одним только специалистам (индологам, востоковедам, историкам, религиоведам и др.). Она будет полезна любому, кто хочет поглубже ознакомиться с философией, метафизикой и практикой индийской тантры.Ее можно назвать своеобразным вводным учебником. Пусть читателя не пугает и не смущает обилие санскритских терминов и других непонятных или малопонятных слов и имен. Набравшись терпения и вдумчиво, не спеша, читая книгу, вникая в смысл используемых терминов и запоминая их (периодически заглядывая, по мере необходимости, в авторские примечания), он постепенно начнет все больше и больше понимать классическую традицию тантры на ее собственном языке. Усвоение этой терминологии в дальнейшем серьезно облегчит понимание других текстов тантрической литературы. Прежде всего, переводов самихТантр.

Издание полного комментированного русского перевода «Маханирвана-тантры» будет нашим следующим шагом.

С.Л.

Москва    17 февраля 2002 г.

 

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА К АНГЛИЙСКОМУ ИЗДАНИЮ

Индийские Тантры, достаточно многочисленные, составляют Писание (Шастру) кали-юги, и как таковые представляют собой обширный источник существующего ортодоксального «индуизма» и его практики. Тантра-шастра, каково бы ни было ее историческое происхождение, фактически является развитием прикладного раздела Вед (вайдика-кармаканды), приспособленным удовлетворять нуждам нынешней эпохи. Шива говорит: «Ради блага людейкали-юги, людей, лишенных энергии и зависимых в своем существовании от пищи, которую они едят, о Благая, даровано учение Каула» (гл. IX, стих 12). Под тантрой поэтому мы должны понимать одновременно как ритуал, иогу и садхану всех типов, так и общие принципы, объективным выражением которых служат эти практики.

Из всех индуистских шастр данная Тантра такова, что еще недостаточно известна и понята, отчасти из-за трудностей обсуждаемого в ней предмета и из-за того факта, что ключ ко многим ее терминам и методам связан с посвящением. Данный перевод фактически представляет собой первое издание в Европе какой-либо индийской Тантры. Недостаточно грамотное издание, изложенное на несовершенном английском, было опубликовано в Калькутте бенгальским издателем примерно двенадцать лет назад. Оно предварялось введением, отражающим недостаточное знание того, что отчасти описывалось как «мистические и поверхностные технические отрывки» этой Тантры. Желание попытаться, справедливости ради, сделать ее более доступной и определило ее избрание в качестве первой для публикации. Эта Тантра, к тому же, является хорошо известной и признанной, хотя во многом, возможно, только среди той части индийской публики, которая предпочитает «реформированный» индуизм, чем среди тантриков, для которых, как мне сообщили, многие ее положения выглядят не слишком скромно. Первые восторгаются ею из-за блестящего изложения почитания Высшего Брахмана и из-за уверенности в том, что важнейшие из ее положений совершенно не поддерживают ортодоксальный ритуал. Нет ничего более ошибочного, чем такая уверенность даже в случае правоты утверждения, что «для того, кто верит в корень, нет необходимости в ветвях и листьях». Это обнаружит каждый, кто читает данный текст. Верно, как говорится в 94-ом стихе VII-ой главы: «В очищенном сердце возрастает знание Брахмана», и «Брахма-джняне самутпанне критъя-акритъям на видьяте». Но это утверждение предполагает достижение брахма-джняпы, и это, говорит Шастра, может быть достигнуто ни ведантическими дискуссиями, ни просто молитвой на манер протестантских систем христианского богослужения, но только с помощью садхапы, которая представляет собой его важнейший предмет и сущность. Я сослался на пример протестантских систем, поскольку Католическая Церковь обладает своими особым выработанным ритуалом и собственной садханой, которые во многих своих особенностях прямо аналогичны системе индуизма. В случае позиции тантршов, на которых я также сослался, как мне кажется, есть своя ошибка. По этому замыслу данная Тантра появилась, чтобы, сохраняя пока общепризнанные тантрические принципы, обосновать и защитить то, что иногда определяется как причина, и поэтому они в ней не отвергаются. Парвати говорит (гл.1, ст.67): «Я опасаюсь, о Господь, что даже то, что Ты предписал ради блага людей, будет ими обращено ко злу» (Хитайа йане карманы катхитани твайа прабхо манйетани махадева випаритани манаве.). Важно, в соответствии с этими обзорами, отметить, что эта особенная Тантра была выбрана как объект комментирования Шримад Харихаранан-дой Бхарати, Гуру почитаемого индуистского «реформатора» Раджи Раммохана Роя.

Эта Тантра обозначена как принадлежащая к группе 64-х Тантр, известных как относящихся к тем, что связаны с Ратхакран-гой. Она впервые была опубликована обществом Ади-Брахма Самадж в 1798 году эры Шакабда (1876 году н.э.) и была напечатана бенгальским шрифтом, с примечаниями Кулавадхуты Шримад Харихарананды Бхарати под издательским руководством Ананда-чандры Видьявагиши. В предисловии к этому изданию говорится, что были использованы три манускрипта: один, принадлежащий библиотеке Самаджа; второй был предоставлен Дургадасой Чандху-ри, а третий был взят из библиотеки Раджи Раммохана Роя. Этот нынешний текст основывается, таким образом, на упомянутых трех. Он вновь был напечатан в 1888 году Шри Кришна Гопала Бхактой, после чего вышли несколько изданий с бенгальскими переводами.включая перевод Шри Прасанна Кумара Шастри. Покойный пан-дит Дживананда Видьясагара опубликовал издание, напечатанное шрифтом деванагари, с примечаниями Харихарананды, а издательство «Венкатешвара Пресс» в Бомбее выпустило другое издание сходного характера с переводом на хинди.

Опубликован перевод лишь первой части. Общепринятым является мнение (и так же утверждает автор калькуттского издания на английском языке, на которое я ссылался), что вторая часть утрачена. Это на самом деле, однако, не совсем так, хотя экземпляры полного текста этой Тантры довольно редки. Полный текст существует в виде манускрипта, и я надеюсь, что со временем появится возможность опубликовать его перевод. Я наткнулся на полный манускрипт текста примерно два года назад в собрании одного непальского пандита. Однако, он только разрешил мне снять копию с его манускрипта при условии, что шаткарма-мантры не будут опубликованы. Поскольку, как он сам объяснил, добродетель не есть предварительное условие для обретения сиддхив подобных мантрах, то их публикация может дать возвожность злонамеренным лицам причинять зло другим, что, как он добавил, есть преступление, наказуемое гражданской властью в его стране, где эта Тантра распространена и применима. Я был не в состоянии переубедить его даже упоминанием, что простая публикация мантр без знания того, что называется прайогой (которой невозможно обучиться по книгам), в любом случае будет неэффективной. Я не могу взять на себя ответственность приняться за публикацию, возможно, поврежденного текста, поэтому читателю в настоящее время придется довольствоваться переводом первой части Тантры, которая общеизвестна и, как уже говорилось, была издана семь раз. Данный случай имеет дополнительную ценность помимо той прямой пользы, о которой я уже сообщил. Есть те, для кого эта Тантра, даже если они сами не прочли ни единой строки из нее, есть «не что иное, как черная магия», а ее последователи — «черные маги». Конечно же, это абсурд. В этом отношении я не могу удержаться от замечания, что есть отдельные практики, описанные в Тантре, которые, хотя и предназначены, как утверждается, для достижения упоминаемых там же, в тексте, результатов, тем не менее существуют «для обмана». Истинная позиция высшего тантрика показана на примере поступкапандита, который, разочаровав мои ожидания, по меньшей мере самим своим отказом уже дал ответ на эти слишком общие и голословные утверждения.

Вторая часть манускрипта из его собрания содержала вдвое большее число шлок, чем можно увидеть в первой, опубликованной, части.

Издание, которое было использовано при переводе (то самое, ныне уже разошедшееся), что было издано в Калькутте Шри Кришна Гопала Бхактой в месяце чайтра 1295 года бенгальской эры (т. е. в апреле 1888 года) с комментариями Шримад Харихарананды Бхарати и с дополнительными примечаниями ученого пандита Джа-ганмохана Таркаланкара, прозванного Вриддхой, чтобы отличить его от другого почитаемого пандита с таким же именем. Новое издание того же труда теперь, в процессе публикации, снабжено также дополнительными примечаниями сына последнего, пандита Джня-нендранатхи Тантраратны.

Этот ценный комментарий, однако, не самый пригодный для широкого читателя, поскольку он предполагает определенную массу знания в этой части, которой читатель не обладает. Поэтому я написал пока свой собственный комментарий и добавил введение, разъясняющие определенные вопросы и термины, относящиеся к тексту и содержащиеся в самом тексте, поскольку они требуют более расширенной трактовки, нежели обычные краткие пояснения в сносках внизу страницы. Некоторые вопросы там разъяснены, хотя бы самые общие и фундаментальные, редкие же — аккуратно обозначены. Ничего, поэтому, не было упущено. Одни вопросы имеют специфический характер, другие — либо вообще неизвестны, либо неверно понимаются. Введение, однако, не претендует на исчерпывающее объяснение всего, что в нем описывается. Напротив, оно есть не что иное, как расширенное примечание, написанное с целью помочь некоторым образом более лучшему пониманию текста обычным читателем. Для более полного изложения общих принципов и практик интересно было бы сослаться на три работы, которые я подготавливаю: «Принципы тантры» («Тантра-таттва»), «Разъяснение тайного почитания» («Рахасъя-пуджа-паддхати») и «Описание шести центров»(«Шатчакра-нирупана»), Существуют, однако, некоторые вещи в этой шастре, а также передаваемые в устной традиции, которые он может здесь не найти для себя. Это также объяснимо самим текстом данной Тантры: только благодаря заслуге, обретенной в прошлых рождениях, ум ищущего склоняется к учению Каула (глава VII, стих 99). Поскольку такое вполне может быть, то ни один не поймет эту шастру, если приступит к ее изучению с предвзятым умом и предубеждениями против нее, тогда каким бы цветом ни был окрашен его поиск истины, на самом деле он пойдет вразрез с принципами самой шастры.

В заключение я желаю поблагодарить своих индийских друзей за поддержку, оказанную мне в подготовке этой и других родственных по тематике работ, и кому я обязан за множество информации, собранной во время многих приятных часов общения, которые мы провели вместе в изучении предмета общего интереса для них и для меня. Тантры обычно написаны на сравнительно легком санскрите. Но для их понимания, однако, требуется практическое знание их терминологии и ритуала, которое может быть найдено лишь в тех, для кого оно является близким и родным уже в силу своего происхождения, и в тех, кто чтит свое древнее наследие. Что касается других, они могут учиться видеть с помощью индийского ока знания, пока их собственный взгляд не разовьется до одного уровня с индийским. На этом пути мы будем в будущем также оспаривать те смехотворные нынешние проявления индийских верований, общие в прошлом для многих и даже поныне все еще существующие.

Артур Авалон. 7 января 1913 г.

 

Артур Авалон

 

ВВЕДЕНИЕ В МАХАНИРВАНА-ТАНТРУ

Ключ к полному пониманию всей тантрической литературы

Перевод с английского

ГОРА КАЙЛАСА

 

Место откровения этой «Маханирваны-тантры» находится в Гималаях, «Обители снегов», на священной земле, средоточии традиций арийской расы. Здесь, в этой горной стране, окруженной вечными снегами, возвышается великая гора Севера: Сапта-Кула-Пар-вата. Поскольку сама раса пришла оттуда, то ее ранние легенды и отражают обстановку тех мест. В Бхимудияре до сих пор показывают пещеры, где останавливались для отдыха сыновья Панду и Дра-упади, и там же бывали Рама и его преданная супруга Сита, встречаясь в роще деревьев ашока. В этих горах жили муни и риши. Здесь же находитсякшетра Шивы Махадевы, где родилась Его Супруга Пар-вати, дочь Царя Гор, где берет свое начало Матерь Ганга. С незапамятных времен паломники пробирались через эти горы, чтобы посетить три великих святыни: Ганготри1, Кедарнатх2 и Бадринатх3. В Кангри, немного севернее, паломники совершают парикраму вокруг горы Кайласы (Kang Rinpoche), где, как говорится, пребывает Шива. Этот благородно возносящийся пик находится на северо-западе от священного озера Манасаровара (Mapham Yum-tso) посреди пурпурных горных цепей более низких вершин Кангри. Рай Шивы — это страна вечного лета, страна солнечного света и прохладной тени, звенящая от пения птиц и яркая от неувядающих цветов. Воздух, благоухающий сладким ароматом венков из цветов мандара, дрожит от музыки и пения небесных певцов и музыкантов. Эта гора — Гана-Парвата, наполненная сонмами духов (девайони), о которых упоминает вступительная глава Тантры.

Еще дальше возвышается гора Меру, центр мирового лотоса. Ее пики, населенные духами, обрамлены скоплениями звезд, подобно гирляндам цветов малати.По этому поводу кратко написано4. «Тот, кто думает о Химачале, хотя он не может видеть ее, все же выше того, кто совершил все поклонения в Каши (Бенаресе). Даже за сто жизней Божеств (девов) я не смог бы возвестить тебе великолепие Химачалы. Как роса испаряется под утренним солнцем, так исчезает греховность человека, созерцающего Химачалу».

Конечно, не обязательно идти к гималайской Кайласе, чтобы отыскать Шиву. Он обитает повсюду, где пребывают Его преданные поклонники, истинно сведующие в Кула-таттве5, и Его мистическая гора может быть увидена в тысячелепестковом лотосе (сахасрара-падме)6 в теле каждого человеческого существа (дживы), и потому известна как Шива-стхана («место Шивы»), куда может прибегнуть каждый, где бы он ни был, если ему ведомо, как получить доступ туда.

Шива простирает свое учительство на этот мир посредством писаний, называемых ямала, дамара, «Шива-сутра»7 и в сокровенных Тантрах, где учение преподано в форме диалогов между Дева-той и Его Шакти, Деви в форме Парвати. Согласно «Гаятри-тантре»8, дева Ганеша сначала поведал Тантру существам девайони на горе Кайласе лишь после того, как сам получил ее из уст Шивы.

После описания горы следует вопрос Парвати9, открывающий диалог, и в ответ на Ее вопрос и в том, что следует за ответом, Шива раскрывает Свое Учение возглашением тех принципов, которые слагают теоретическую и практическую основу этой Тантры.

ШИВА И ШАКТИ

То вечное неизменное бытие, находящееся за пределами турий и всех других состояний, есть ничем не обусловленный Абсолют, высший Брахман, или Парабрахман, лишенный Пракрита (нишкала) или ее атрибутов (ниргуна), ибо Он, будучи внутренним бескачественным «Я» и познающим субъектом, никогда не становится объектом познания, и приблизиться к Нему можно только посредством йоги, путем реализации своей Самости(атма-джняны), являющейся Им. Поэтому сказано: «Только Дух может познать Дух». Пребывая вне ума, речи и без имени, Брахман был названТат, «To», a затем — Тат Cam, «Тот, Кто есть». Солнце, Луна, звезды и все доступные восприятию формопроявленные объекты — что они, как не отблески света, исходящего от Тат, величайшего «То»?

Брахман есть и нишкала, и сакала. Кала — это Пракрити. Нишкала-Брахман, или Парабрахман, есть Тат лишь тогда, когда мыслится свободным от Пракрити (пракритер анйа). Он именуется сакала, когда соединен с Пракрити10. СубстанциюПракрити составляют три гуны, поэтому, будучи оединенным с Пракрити, Он — са-сП'на, в то время как в предыдущем состоянии Он — ниргуна. Хотя в состоянии ниргуна о Нем помышляют как о лишенном Шакти, однако (для облегчения человеческому восприятию) в Нем потенциально существует Шакти. Его Сила и все мироздание порождаются Им. Однако, то, что Шакти существует в Брахмане, есть не более, чем оборот речи, так как Он и Шакти в действительности суть Одно, и Шакти существует вечно (анади-pyna)11.Она — Брахма-pyna и одновременно вигуна (ниргуна) и сагуна\ Чайтаньярупини Деви, проявляющая к существованию все бхуты, элементы как аспекты проявляемого Духа. Это Она — Анандарупини Деви, посредством Которой Брахман проявляет Себя12, и Которая, согласно утверждению «Шарада-тилака-тантры», пропитывает и поддерживает Собой весь мир, как масло — семя сезама.

Вначале существовал только Нишкала-Брахман. Вначале было Одно. Оно пожелало и стало множеством. Ахам баху сйам — «Да стану Я множеством». В таком проявлении Шакти Брахман известен как низший (апара), или проявленный, Брахман, и поклоняющиеся Ему медитируют на Него, как на имеющего атрибуты. И действительно для разума и смысла воплощенного духа (дживы\ Брахман имеет образ и тело. Он воплощается в образах всех девов и дсви и в самих их поклонниках. Его формой является вся вселенная и все предметы и существа в ней.

Как гласит Шрути: «Он посмотрел» (са аикшата ахам баху сйам праджайейа), «Он подумал о Себе: «Да стану Я множеством». «Са аикшата», — оно и было именно проявлением Шакти, Парома-пурва-нирвана-шакти, или Брахмана как Шакти13. От Брахмана, единого с Шакти (Парашактимайи), исходит нада (Шива-Шакти как «Слово» или «Звук»), а из нады рождается бинду. Каличарана14 в своем комментарии на «Шатчакра-нирупану» говорит, что о Шиве и Нирвана-шакти, ограниченных узами майи и ее оболочкой, следует помышлять как о существующих в форме Парамабинду.

«Шарада-тилака» (гл. I) говорит: Саччидананда вибхават са-калат парамешварат асиччхактистато надо, надад винду самудбха-вах («От Парамешвары, облеченного богатством саччидананды и Пракрити (сакала), проистекла Шакти; от Шакти нада, и от нады бинду»). Состояние тонкого тела, именуемое Камакала, есть мула (корень) мантры. Термин мула-мантратмика в приложении к Деви относится к Ее тонкому телу, известному как Камакала15. Тантра говорит также о трех бинду, называемых Шива-майя, Шакти-майя и Шива-Шакти-майя.16

Парамабинду представляется в виде круга, центр которого — брахма-пада, или обитель Брахмана, где и пребывает Пракрити-Пуруша, по окружности же располагается охватывающая его майя11. Он покоится на полумесяце нирвана-калы, семнадцатой доле лунного круга, которая, согласно тексту, следует за ама-калой, шестнадцатой долей лунного круга (чандра-мандалы), расположенного за солнечным кругом (суръя-мандалой); гуру и хамса пребывают в перикарпии (околоплоднике) тысячелепесткового лотоса (сахасрара-падмы). Забинду следует огненная бодхини, или нибодхика (см. ниже). Бинду вместе с нирвана-колой, нибодхикой и ама-калойрасположены в молниеподобном перевернутом треугольнике18, известном как «а-кя-тха», и который называется так потому, что его вершина есть а, правый угол в основании — ка, и левый — тха. Он составлен из сорока восьми букв (матрика): шестнадцати гласных — от а до ка; шестнадцати согласных ка-варги и других групп, а также оставшихся шестнадцати от ка до тха.Внутри находятся оставшиеся буквы (матрика): ха, ла (вторая) и кша19. Поскольку основополагающей сущностью Деви являетсяматрика (матрика-майи), треугольник представляет «Слово» всего существующего. Сам треугольник окружен кругом чандра-мандалы. Бинду символически описывается как нечто, подобное горошине (чанаке), которая под окружающей ее наружной оболочкой содержит поделенное семя. Это парамабиндуПракрити-Пуруша, Шива-Шакти20. Оно известно как Шабда-Брах-ман («Звучащий Брахман»), или Апарабрахман21.Далее поляризация двух таттв — Шивы и Шакти — происходит в Парашактимайе. Деви становится Унмукхи, Ее лик поворачивается к Шиве. Здесь происходит развертывание, взрывающее окружающую оболочку маии, и затем происходит творение посредством разделения Шивы и Шакти, обозначаемых также как хам и сах22. «Шарада-тилака-тантра» говорит: «Девата Парашактимайя вновь разделяется, и эти деления известны как бинду, биджа и нада. Бинду имеет природу на-ды, или Шивы, биджа же — Шакти, и сказано теми, кто сведущ во всех Агамах, что нада — это связь этих двух23. «Шарада-тилака-тантра» также утверждает, что перед взрывом оболочки, окружающейбрахма-паду, образующую вместе со своим окаймлением

Шабда-Брахмал, возникает неясный звук (авйактатмаравобхават). Этот неясный звук авъякта-нада — начальное и конечное состояниелады, в зависимости от того, с какой точки зрения рассматривается — эволюции или инволюции. В наде, как говорит Рагхавабхатта24, существуют три состояния. В наде проявляют себя три гуны (саттва, раджас, тамас), образующие субстанцию Пракрити, которая вместе с Шивой и есть нада. Когда тамо-гуна преобладает, тогда нада — всего лишь неясный или непроявленный (дхванйатмако'вйакта-надах25) звук, имеющий природу дхвани. В этом состоянии, в котором нада — только фаза авъякта-нады, нада называется нибодхика, или бодхини. Она становится надой, когда преобладает раджо-гуна, и появляется звук, в котором прослеживается нечто вроде связного или согласованного расположения букв26. При преобладании cam-тва-гуны нада принимает форму билду27. Воздействиераджаса на тамас — сокрывающее. Его собственное независимое действие вносит элемент порядка. Порядок же становится совершенным только с появлением существенно проявленной саттва-гуны, которая с его помощью вступает в игру. О наде, билду и нибодхике и, следовательно, о Шакти, чьими специфическими проявлениями они являются, говорится как о находящихся в форме Солнца, Луны и Огня соответственно28. О джляле (духовной мудрости)29 говорится как об огне, сжигающем все действия; и с ней соотносится тамо-гуна. Тогда, когда эффект причины и эффект действия становятся реально известными, действие прекращается. Иччха — Луна. Луна содержит шестнадцать долей, ама-калус ее нектаром, который не прибывает и не убывает, и иччху, или волю — вечную предвестницу созидания. Ария подобна Солнцу: как Солнце своим светом делает видимым все предметы, так и без активного действия и усилия не может быть реализации или проявления. Как гласитГита: «Как единое Солнце озаряет весь этот мир (локу)».

Шабда-Брахман проявляет Себя в триаде энергий: знание (джляла-шакти), воля (иччха-шакти) и действие (крия-шакти), соотносящиеся с тремя гулами Пракрити тамасом, саттвой и раджа-сом. От Парамабинду, которое одновременно есть виндватмакаи калатма (то есть Шакти) происходят Раудри, Рудра и его Шакти, чьи формопроявления — огонь (вахни), а деятельность — знание (джняна); Вама, Вишну и его Шакти, чья форма — Солнце, а деятельность — крия (действие); а также Джьештха, Брахма и его Шакти, чья форма — Луна, а деятельность — иччха (желание). «Вама-кешвара-тантра» говорит, что Трипура троична — и как Брахма, Вишну и Иша, и как энергии желания, мудрости и действия30; энергии воли — когда Брахман жаждет созидания; энергии мудрости — когда Она напоминает Ему, говоря: «Да будет так»; и когда, познавая это, Он действует, Она становится энергией действия. Деви является, таким образом, Иччха-шакти-джняна-шакти-крия-шакти-сварупини31.

Парашива существует в образе и форме как семеричный. Во-первых, в качестве Шамбху, который связан со временем (кала-бандху). От него происходит Садашива, наполняющий и проявляющий все вещи, и затем появляются Ишана и триада — Рудра, Вишну и Брахма, каждый со своей соответствующей Шакти (без которых они неспособны ни к чему32), раздельно и частично связанные с гуна-ми тамасом, саттвой и раджасом. Эта триадаДевов вместе с Ишаной и Садашивой составляет Пять Шив, известных как Маха-прета, чья биджа хсаух. О Махапретахговорится, что последние четыре образуют опоры, а пятый — сидение ложа, на котором Деви соединяется с Парамашивой в покоях из камня чинтамани33, на украшенном драгоценными камнями острове, засаженном группами деревьев кадамба и небесными деревьями, покоящемся в океане амброзии34.

В этой книге к Шиве обращаются по-разному — как к Шамбху, Садашиве, Шанкаре, Махешваре и т.п. Эти имена отмечают частные состояния, качества и проявления Единого при его нисхождении во множественность; поэтому существует много Рудр. Так, например, Садашива отмечает преобладание саттва-гуны.У Него множество имен, 1008 из них даны в 69-й главе «Шива-пураны», и в 17-й главе раздела «Анушасана-парва» «Махабхара-ты»35.

Шакти — это одновременно майя, ибо, когда Брахман с ее помощью создает вселенную, то, чтобы сделать Себя проявленным, Он должен быть отличным от того, чем является в действительности36, и Она же — Мула-Пракрити, или непроявленное (авйакта) состояние Пракрити, которое проявляясь, становится вселенной имен и форм. Это первичная, или так называемая «материальная причина», заключающаяся в равновесии триадыгун или «качеств» — саттвы (проявляющего качества), раджаса (действующего качества) и тамаса (скрывающего качества, порождающего инертность). Три гулы представляют природу как проявление Духа, природу как путь нисхождения от Духа к материи, или как путь восхождения от материи к Духу, и природу как плотную завесу Духа. Таким образом, Деви — это гуна-нидхи («сокровищница качеств»). Мула-пракрити — это лоно, в которое Брахман влагает семя, из которого рождаются все существа37. Семя — импульс, побуждающий это лоно к движению, особенно активную раджо-гуну. Результатом возникшего нарушения равновесия триады и движения гул в самых разнообразных комбинациях под ослепительным сиянием Шивы (Чит) является развертывание проявляющейся вселенной, управляемой Махешварой и Ма-хешвари. Дуальные принципы Шивы и Шакти, которые в такой двойственной форме отражают полярность, возникающую впоследствии в Парашактимайе, пронизывают всю вселенную, а в человеке представлены в сваямбхулинге муладхары, где Деви в змееподобной форме (кундалини) обвивает сваямбхулингу. Шабда-Брахманпринимает в теле человека форму Деви Кундалини и как таковой пребывает во всех прани (дышащих созданиях), а в форме букв проявляется в прозе и в стихах. «Кундала» означает «свернутая в спираль». Таким образом, кундалини, уподобленная свернувшейся змее, означает, что она свернута в спираль. Она — светящаяся жизненная энергия (джива~шакти), которая проявляется как прана. Она спит в муладха-ре, свернутая в три с половиной витка, что соответствует трем с половиной бинду, о которых упоминает «Кубджика-тантра». Если при закрывании ушей звук ее гудения не слышен, это значит, что при§-лижается смерть.

Из первого авьякта-творения изошел второй махат с различно функционирующими тремя гунами. Отсюда возникло третье творение — ахамкара (эгоистическая самость), выявляемая как троичная: вайкхарика, или чистая саттвика-ахамкара; тайджаса-, или раджасика-ахамкара; тамасика-, или бхутадика-ахамкара. Последняя является началом тонких сущностей, известных как танматры: таттв эфира, воздуха, огня, воды, земли, связанных, соответственно, со звуком, осязанием, зрением, вкусом, запахом и с цветами — чистым прозрачным, темно-синим (шьяма), красным, белым и желтым. Существуют некоторые различия между разными школами в трактовке вопроса происхождения этих форм, однако во всех случаях из такой троичности форм ахамкары происходят индрии(«чувства») и девы Дик, Вата, Арка, Прачетас, Вахни, Индра, Упенд-ра, Митра и Ашвины. Вайкхарика, тайджаса и бхутадика суть четвертое, пятое и шестое творения, известные как пракрита, или относящиеся кПракрити. Остальные, являющиеся их производными, такие как растительный мир с его направленной вверх жизненной циркуляцией, животные с горизонтальной жизненной циркуляцией, а также и бхуты, преты и т.п., чья жизненная циркуляция направлена вниз, образуют творение вайкрита, известное также как творение ка-умара.

Богиня (Деви) — великая Шакти. Она — Майя, поскольку Ее майей порождается сансара. Будучи владычицей майи, Она известна как Махамайя38. Она же — авидъя (незнание), поскольку Она связывает, и Она же — Видъя (знание) и потому освобождает и разрушаетсансару39. Она — Пракрити40, и, поскольку существует до начала творения, Она — Адъя (изначальная) Шакти.Она — Вачака-шакти, то есть проявление Чит в Пракрити, и Вачъя-шакти, или Сам Чит. Атму следует созерцать как Саму Деви41. Таким образом, Шакти, или Деви, — это Брахман, проявленный в Своем материнском аспекте (Шри-Мата)42как Создательница и Кормилица миров. Кали говорит о Себе в «Йогини-тантре» (часть I, глава 10): «Саччи-данананда-рупахам брахмайвахам спхурат-прабхам».Поэтому Деви описывается такими же атрибутами и качествами43, которые присущи также и Брахману, и (поскольку этот Брахманс качествами — только проявленный аспект Абсолюта), к Ней также обращаются с эпитетами, характеризующими необусловленный Брахман44. Она — Верховная Матерь (Амбика), нисшедшая из жертвенного очага, пылающего огнем Величайшего Сознания (Чит)', украшенная Солнцем и Луной; Лалита («Играющая»), Чья игра — игра мироздания; Чьи глаза играют, подобно рыбам в прозрачности прекраснейших вод Ее божественного лика, открытие и закрытие глаз Которой — это возникновение и исчезновение бесчисленных миров, то освещенных Ее светом, то окутанных Ее ужасающей тьмой45.

Деви как Парабрахман, пребывает превыше всех форм и гун. Формы Матери вселенной троичны. Существует первая Высшая (Пара) форма, которую, как гласит «Вишну-ямала»46, «не знает никто». Имеется также и тонкая (сукшма) Ее форма, состоящая из мантры. Но поскольку ум не может легко ощущать себя среди бесформенного47, то Она проявляет себя как предмет созерцания в своей третьей грубой (стхула), или физической, форме, с руками и ногами, в том самом Образе, который прославлен в Деви-стотрах Пуран и Тантр. Деви, Которая будучиПракрити, является источником Брах-мы, Вишну и Махешвары48, имеет как мужскую, так и женскую формы49. Однако, в основном Ее созерцают в Ее женских формах. Хотя Она и содержится во всем, но в некотором своеобразном смысле именно женские существа в большей степени выявляют Ее особенность, будучи Ее частными проявлениями50. Великая Мать, пребывающая в форме всех Тантр и всех янтр*\согласно «Лалита-сахасра-наме», есть «неоскудевающая сокровищница Вселенской Красоты». Сапфировая Деви52, тонкая изящность талии53 Которой грациозно изогнута под тяжестью спелого плода Ее грудей54 и переходит в мощные широкие бедра, украшенные драгоценными камнями55, обещающая бесконечные проявления материнства56.

Как Махадеви57, Она существует во всех формах как Сарас-вати, Лакшми, Гаятри, Дурга, Трипурасундари, Аннапурна, а также в образе всех богинь (деви), являющихся аватарами Брахмана5*. Многоликая и многоименная Сати, Ума, Парвати и Гаури, Деви — Супруга Шивы. До того, как Сати сожгла себя в огне жертвоприношения Дакши (Дакша-яджни\ Деви являлась Шиве59 в десяти Своих почитаемых формах, известных какДаша-Махавидья, текст ссылается на них, упоминая их имена: Кали, Багала, Чхиннамаста, Бхува-нешвари, Матангини, Шодаши, Дхумавати, Трипурасундари, Тара и Бхайрави. Когда при Дакша-яджне Она в стыде и горе лишила Себя жизни из-за того, что Ее отец дурно обошелся с Ее Супругом, Шива забрал с Собой Ее тело и повсюду носил его с Собой, оставаясь безутешным и обезумев от горя. Чтобы спасти мир от сил зла, которые восстали и все больше возрастали с прекращением Его божественного контроля, Вишну рассек своим диском (чакрой) мертвое тело Сати, носимое Шивой, на 51 часть60; и эти части упали на землю в местах, известных с тех пор как 51 махапитха-стхана (текст упоминает их), где Деви с Ее Супругом Бхайравой почитается под различными именами.

Помимо форм Деви в Космосе (брахманде), существует и Ее тонкая форма в теле (пинданде), именуемая кундалини. Но это лишь некоторые из Ее бесчисленных форм. Она воспринимается и как единая, и как множественная, подобно тому, когда одна луна отражается в бесчисленных водах61. Она пребывает также и во всех животных и неорганических образованиях, поскольку вселенная со всеми ее красотами, по словам «Деви-пураны», есть всего лишь часть Ее. Все разнообразие форм представляет собой бесчисленные проявления цветущей красоты Одной Высшей Жизни62 — таково возвышенное учение, которое нигде не было провозглашено с большей силой наглядности, чем в шакта-шастрах и Тантрах. Великий Бхарга в сияющем Солнце и все деваты и, несомненно, все преходящие формы жизни и вечное бытие — чудесны, заслуживают почитания, но только как Ее проявления. А кто почитает их иначе, тот, по словам великой «Девибхагаваты»63, «подобен человеку, держащему в руках ярко горящий светильник, и тем не менее проваливающемуся в безводный и ужасный колодец». Высшее поклонение — то, к которому садхака становится пригодным (адхикари) только после внешнего почитания64, внутренняя форма которого известна как садхара65, описывается как нирадхара. Именно здесь Чистый Разум представлен Высшей Шакти, почитаемой в качестве своей Истинной Самости и внутреннего Свидетеля, свободного от очаровывания формами множественной вселенной. Прямым постижением Махешвари как своей собственной Самости, с благоговейной тщательностью воздвигается объект почитания, приводящий к освобождению66.

ГУНЫ

Нельзя сказать, что данные пояснения дают ясное понимание этого предмета. И все же они необходимы, поскольку пояснениями объясняется свойство одного из главных ключей как к индийской философии, так и к некоторым принципам, руководящим садха-ной. Термин «гуна» обычно переводится как «качество», однако такой перевод принимается только из-за отсутствия более лучшего. Конечно, не следует подвергать сомнению тот факт, что три гуны (саттва, раджас и тамас), которые есть Пракрита, составляют саму Ее сущностную субстанцию. Это действительно так, ведь вся природа, проистекающая из Нее (или Махакарана-сварупа), называется Тригунатмака, и состоит из поименованных трех гун, сочетающихся разными состояниями и взаимосвязями. Функции саттвы, раджаса и тамаса — это, соответственно, проявлять, активизировать и подавлять. Раджас— динамический, а саттва и тамас — статические принципы. Следует отметить, что ни саттва, ни тамас не могут ни проявлять, ни подавлять, пока раджас не активизирует их. Гуны эти функционируют путем взаимного подавления.

Непроявленная Пракрити (авъякта-пракрити), или Деви, — это состояние устойчивого равновесия трех гун. И только когда равновесие нарушается, появляется проявленная вселенная имен и форм, в которых преобладает та или иная из трех гун. К примеру, в девах, как в тех, в ком устойчиво божественное (дивъя) состояние, преобладает саттва, а раджас и тамас чрезвычайно ограничены. Это означает, что независимое проявление этих гун в них ограничено. Девы, в некотором смысле, пребывают там, гдеряджас не является свободно активным, а управляется саттвой и служит для подавления тамаса, который возникает или исчезает в той степени, в которой он подавлен (или не подавлен) проявляющим принципом. В обычных человеческих дживах, рассматриваемых как отдельный класс существ, тамас менее подавляется, чем в девах, но все же очень ограничен по сравнению с животными дживами. Раджас обладает громадной независимой активностью, но и саттва тоже предстает достаточно активной. В мире животных саттва имеет сравнительно меньшую активность, и раджас имеет меньшую независимость активности, чем в человеке. Но в животных раджас имеет гораздо большую активность, чем в растительном мире, а тамасдовлеет гораздо меньше, чем в последнем случае. В растительном царстве тамас является более доминирующим, чем в случае животных, и, естественно, раджаса и саттвы поэтому меньше. В неорганическом мире раджас понуждает тамас к активности для подавления саттвы, так и собственной независимости действий. В дальнейшем уяснится, что «направленное вверх» или проявляющее движение в направлении от преобладаниятамаса к саттве представляет собой духовный прогресс дживатмы (души).

Если сравнить не только классы, но и индивидуальные существа одного и того же класса, то и здесь обнаруживается, что та или иная из трех гунможет выявляться в большей или меньшей степени преобладания.

Так, если сравнить людей, то в ком-то преобладает саттва-гула, в этом случае человеческий темперамент является саттвическим, или относится к дивья-бхаве в терминологии тантры. В другом человеке может превалировать раджо-гуна, в третьем — тамо-гуна;в подобных случаях индивидуум описывается как раджасический или тамасический, или в терминах тантры о нем можно сказать, как о принадлежащем к вира-бхаве или, соответственно, к пашу. В свою очередь, растительный мир с очевидностью менее тамасичен и более раджасичен и саттвичен, чем царство минералов. Но даже среди этих последних, возможно, могут оказаться минералы менее тамаси-ческие, чем остальные.

Этимологически саттва порождается от «cam», что означает то, что существует вечно. Бессмертное бытие это также Чит, чистый Разум или Дух, и Ананда, или Блаженство. Во вторичном смысле «cam» употребляется также для обозначения «добра». В обиходе (хотя такое употребление затемняет подлинное значение) слово «садгуна» означает «благие качества». Оно, однако, «добро» лишь в том смысле, что порождает добро и счастье. В данном случае упор делается скорее на необходимом качестве или следствии cam, чем на непосредственной внутренней природе значения. В первичном смысле «cam» — это то, что проявляет. Природа представляет собой проявление Духа (cam). Там, где она служит таким проявлением Духа, она проявляется как саттва-гуна. Саттва — это свечение, исходящее из-под завесы сокрытой духовной субстанции (cam).Свойство, обозначающее то качество в вещах, которое и проявляет их, — суть саттва-гуна. Именно поэтому о беременной женщине говорят, что она антах-саттва, или наполненная саттвой, то есть та, в которой саттва в образе дживы (чья характеризующая гунасаттва) обитает в скрытом состоянии.

Однако природа не только проявляет, но также и плотно сокрывает или вуалирует Дух. Причем, временами эти покровы настолько непроницаемы, что незнающий не в состоянии увидеть Дух, скрываемый ими. Там, где природа скрывает Дух, она выступает в своем качестве тамо-гуны. По этому поводу, о тамо-гуне обычно говорят как о представителе инерции, ибо инерция является вуалирующей силой природы. Кроме того, это качество, будучи перенесенным в сферу морали, означает невежество, лень и т.д.

В третьем смысле природа — это мост между Духом, который проявляет себя в скрывающей его материи. Там, где природа предстает мостом для нисхождения от Духа к материи или восхождения от материи к Духу, она проявляет себя какраджо-гуна. Обычно она вскрывается качеством деятельности, и, будучи погруженной в сферу чувств, обнаруживает себя страстью. Далее, все формопро-явленное в природе содержит нечто, в чем Дух предстает или отражен, подобно зеркалу, посредством саттва-гуны; нечто, посредством чего Дух, так сказать, покрывается вуалью непроницаемой тьмы, обозначается тямо-гунои; и нечто, служащее проводником для нисхождения в материю или возвращения к Духу, выявляется ряд-жо-гуной.Таким образом, саттва суть свет природы, тогда как та-иас — всего лишь ее тень. Раджас же, если так можно выразиться, смешанного оттенка, колеблющийся между двумя крайностями, образованными двумя другими гунами.

Предмет тантрической садханы — выявить и сделать преобладающей саттва-гуну с помощью раджаса, который функционирует для того, чтобы сделать саттву активной. Тонкое тело (линга-шарира) дживатмы вмещает в себе буддхи, ахамкару, манас и десять чувств. Именно это тонкое тело порождает для себя грубые тела, отвечающие духовному состоянию дживатмы. Под влиянием пра-рабдха-кармы буддхистановится тамасическим, раджасическим или саттвическим. В первом случае дживатма располагает безжизненными телами, во втором — активными страстными телами, и в третьем — саттвическими телами различных степеней совершенства, изменяющимися от человека до девы. Грубое тело — такжетригу-натмака. Это тело доставляет впечатления к дживатме посредством тонкого тела и, в частности, с помощью буддхи. Состояния, в которых саттва становится активной, сопровождаются впечатлениями, порождаемыми результатом счастья, а при активности раджаса и тамаса возникают впечатления от скорби и заблуждения. Эти впечатления — результат преобладания соответствующих гун. Воздействие раджасана саттву порождает счастье, тогда как самостоятельная активность, или воздействие на тамас, производит скорбь и заблуждение. Только там, где преобладает саттва (счастье), уменьшается тамас, а скорбь и заблуждение подавлены. Где раджас, или скорбь, преобладает, там счастье и заблуждение подавлены. И где тамас, или заблуждение, преобладает, как в случае неорганического мира, подавлены как счастье, так и скорбь. Все объекты обладают этими тремя состояниями в различных пропорциях. Однако в джи-ватме всегда существует смешение скорби и счастья, возникающее благодаря действию раджаса. Счастье же, являющееся плодом праведных усилий, произведенных для его достижения, в конце концов только викара. Естественное состояние дживатмы — то есть, состояние ее собственной истинной природы, — это блаженство(ананда), возникающее из чистого знания Самости, в котором как счастье, так и горе равно безразличны. Земные удовольствия влекут за собой боль для себя или других. Эта боль — результат погони за счастьем, причем безразлично, праведны или неправедны были ваши действия. По мере духовного прогресса грубое тело становится все более и более очищенным. В безжизненных телах работа кармы направлена только на производство чистого заблуждения. По истощении такой кармы дживатма располагает одушевленными телами для работы с такими формами кармы, которые ведут к скорби и счастью, смешанными с заблуждением. В растительном мире сат-тва лишь ненамного активнее, с соответствующим недостатком проницательности, ибо проницательность — это действие саттвы и буддхи, а из проницательности возникает распознавание удовольствия и боли, понятия правильного и неправильного, преходящего и непреходящего и т.д., причем все это плоды высокой степени проницательности и активности саттвы. В низших животныхсаттва в буддхи недостаточно активна для того, чтобы привести к какой-либо степени развития направляющих понятий. У человека, однако, саттва в буддхи является сравнительно активной, поэтому в нем эти понятия естественны. По этой причине человеческое рождение является столь важным для духовных целей. Но не у всех людей одинаковая способность к формированию реального понимания. Степень активности саттвыв буддхи того или иного индивидуума зависит от его прарабдха-кармы. Но какой бы тяжелой ни была иногда эта карма, индивид всегда одаряется достаточным количеством67 проницательности, которое при правильном пробуждении и употреблении дает индивиду возможность улучшить свое духовное состояние старательным поощрением в нем раджо-гуны для повышения активности саттва-гуиы в его буддхи.

Сказанное позволяет понять, что надлежащее руководство и духовное направление весьма необходимы. Хороший гуру, исходя из своей собственной природы духовных достижений и незаинтересованной мудрости, укажет шишъе на подобающую ему тропу и поможет ему следовать этой тропой, вливая в него теджас, содержащийся в самом гуру. Поскольку, как было установлено, садхана является процессом стимуляции саттва-гупы, очевидно, что какая-либо одна ее форма не может быть подходящей для всех. Она должна быть адаптирована к духовному состоянию шишъи, иначе вместо добра она причинит зло. Поэтому принятие некоторых форм садханы недостаточно компетентными людьми (аладхикари), может не только не дать хороших результатов, но даже привести к несчастьям, которые садхана, как общий принцип, предназначена предотвратить. Поэтому также сказано, что лучше следовать собственной дхарме, чем чужой, какой бы возвышенной чужая дхарма ни была.

МИРЫ (ЛОКИ)

Эта земля, являющаяся объектом физического восприятия посредством чувств и построенного на нем знании, — всего лишь один из четырнадцати миров или регионов, которые расположены «выше» или «ниже» ее, и знание о которых (как гласит сутра68} достигается путем медитации на солярном «нерве» (пади) сушумне, что находится в меруданде. На упомянутый пади нанизаны шесть верхних миров, седьмой же, высочайший, нависает над ней в саасрара-падме, тысячелепестковом лотосе. Сфера Земли (Бхурлока), с ее горами, реками и океанами, является самым нижним из верхних миров. Ниже Земли располагаются ады и низшие миры, названия которых приводятся ниже. Над земной сферой находится Бхуварло-ка, или воздушная сфера, иначе известная как Антарикша и простирающаяся «от Земли к Солнцу», где обитают Сиддхи и другие небесные существа (девайопи), - сфера высшего воздушного пространства. «От Солнца до Полярной Звезды (Дхрувы)» располагается Сварлока, небесная сфера. Небеса (сварга) — то, что наделяет ум радостью, тогда как ад (//арака) — это то, что причиняет ему боль69. Небеса сотворены обителью девам и святым.

Эти три сферы представляют собой области, где проявляются последствия деятельности джив. Их называют преходящими, противопоставляя трем высшим сферам и четвертой, которая смешанной природы. Получив воздаяние, джива вновь рождается на Земле.

Ибо не поступками, даже хорошими, но познанием Атмана, достигается освобождение (мокша). Выше Сварлоки находитсяМахарлока, и уже над ней расположены последовательно три региона, известные как Джаналока, Таполока и Сатъялока, населенные различными формами небесных разумных существ все более и более высокого уровня. Ниже Земли (Бхух) и над70 подземными мирами находятся ады (начиная с Авичи), которых, согласно популярной теологии, тридцать четыре71, хотя в других текстах говорится72, что адов столько же, сколько и преступлений — для каждого преступления отмерено свое наказание. Среди них шесть известны как великие ады. Однако, индуизм, даже народный, ничего не знает об аде вечных мук. Ничто не вечно, кроме Брахмана. Выходя из адов, джива вновь возрождается, чтобы формировать свое будущее. Ниже адов находятся семь подземных миров: Сутала, Витала, Талатала, Махатала, Расатала, А тала и Патала, где, согласно Пуранам, пребывают змееобразные божества — наги, украшенные драгоценными камнями, и где также обитают прелестные дочери дайтьев иданавов, очаровывая даже самых суровых аскетов. Еще ниже находится Латала, форма Вишну, происходящая от затемняющих качеств (тамо-гунах) и известная как Змей Шеша, или Ананта, носящий целый мир как диадему, сопровождаемый своей Шакти Варуни73, воплощением его собственного сияния.

ОБИТАТЕЛИ МИРОВ

Миры населены бесчисленными существами самых различных ступеней совершенства — от высших девов (различных классов и градаций) до нижайшей животной жизни. Шкала существ нисходит от сияющих проявлений Духа к таким его проявлениям, в которых Он настолько завуалирован своей материальной оболочкой, что кажется почти исчезнувшим. Существует единый Свет, единый Дух, во множестве Своих проявлений. Так пламя, заключенное в прозрачное стекло хоть немного, но теряет в своей яркости. Если же заменим стекло бумагой, еще менее прозрачной, но все же пропускающей свет субстанцией, то блеск потускнеет. Металлический чехол уже может оказаться настолько плотным, что сделает невозможным восприятие света, горящего внутри с прежней яркостью. Все эти вуалирующие формы образуют майю, однако от этого они отнюдь не становятся менее реальными для тех, кто живет в них и сами являются частью мира маии. Термин «дева», или «небесный и сияющий» — ибо повсюду Дух есть самосущий Свет — применяется к таким весьма высоким проявлениям Брахмана, как Семь Шив, включая и Триаду (Тримурти) Брахма-Вишну-Рудра. Как и ранее, Деви — это наименование Великой Матери, которое применяется к многочисленным формам, манифестируемым единой Майей, таким как Кали, Са-расвати, Лакшми, Гаури, Гаятри, Сандхья и другим. Иногда термин «дева» употребляется в более широком смысле. Например, в цитируемом ниже отрывке74: «Истинно, в начале был Брахман. Он создал девов» этот термин включает в себя очень высокие сознания, принадлежащие к сотворенному миру, промежуточному между Ишварой (самим Пурушеи) и человеком, который в персонификации Брахмана известен как «земной дева» (бхудева)15. Эти духи бывают различных уровней, ибо не существует щелей в этом творении, представляющем собой зримое нисхождение Брахмана в постепенно грубеющие формы. В среде формопроявления струятся божественные потоки правритти и нивритти.Течение нивритти устремляет к Нему, тогда как правритти — от Него76.

Дева, джива и джара (неорганическая материя) в своем реальном (противоположном феноменальному, иллюзорному) бытии представляют собой единого Брахмана, кажущегося чем-то отличным от Самого Себя из-за своей связи с упадхи, или ограничивающими условиями, совместно с которыми Его облекает невежество (авидъя). Поэтому каждый объект поклонения есть ни что иное, как Брахман, воспринимаемый через вуаль авидъи.Хотя поклонники различных девов могут и не знать этого, их поклонение является в действительности поклонением Брахману, и поэтому «Маханир-вана-тантра» утверждает77, что «как все потоки устремляются к океану, так и почитание, воздаваемое любому деве, воспринимаетсяБрахманом». С другой стороны, тот, кто зная это, почитает девов, как проявления Брахмана, тот, осведомленный, поклоняется непосредственно Ему. Солнце, как наиболее славный символ в физическом мире, служит покровом маии Той, которая «облечена в солнечные одежды».

На нижних уровнях божественной иерархии находятся де-вайони, некоторые из них упоминаются в обнародованных версиях первой части текста. Существуют два класса девов: «еще не родившиеся» (аджата) — то есть те, кто не восшел, и те (садхья), кто вос-шел из человечества, как в случае царя Нахуши, ставшего Индрой. Божественному воинству противопоставлены асуры, данавы, дайтъи, ракшасы, которые наряду с другими духами представляют тамаси-ческий, или демонический, элемент творения. Все девы, от самых верхних, до самых нижних, подчинены времени и карме. Поэтому говорится: «Приветствие Карме, над которой не господствует даже Видхи (Брахма)» (Намастат карммабхйовидхир апи на йебхйах пра-бхавати78. Толкование термина «дева» как «бог»79 привело к искаженному восприятию индийской мысли. Использование термина «ангел» также может ввести в заблуждение, поскольку, хотя мир девов и имеет некоторое сходство с ангельскими хорами80, христианское понимание этих Существ, их происхождения и функций не включает (и даже фактически исключает) некоторые идеи, содержащиеся в санскритском содержании термина.

Питри, или «отцы», — это (согласно одним источникам) существа, отличные от предков рода человеческого, и, согласно другим, это так называемые лунные предки, к которым обращаются в молитве вместе с девами. От Брахмы, который известен как «Дед» (Питамаха) человеческой расы, произошли Маричи, Атри и другие его «ментальные сыновья»: Агнишваттва, Саумнья, Хавишманта, Ушмапа и и все остальные классы питри, общее число которых, согласно «Маркандея-пуране», тридцать один. Тарпанам — это жертвенные возлияния, ежедневно приносимые этим питри. Термин применяется также и к человеческим предкам поклоняющегося вплоть до седьмого поколения, которым при совершении шраддхи (поминальных обрядов) с мантрой «свадха» приносятся пинда и вода.

Риши — это пророки-провидцы, обладающие знанием, благодаря которому они становятся создателями шастр и «зрят» все мантры. Слово «риши» происходит от корня «риш»81: Ришати-прапноти сарвам мантрам джнянена пашйати самсара-парамва, И т.д. Семью великими риши, или саптарши, первой манвантары являются Маричи, Атри, Ангирас, Пулаха, Крату, Пуластья и Васиштха. В каждойманвантаре свои саптарши. Вот имена семи саптарши настоящей манвантары: Атри, Кашьяпа, Васиштха, Вишвамитра, Гаутама, Джамадагни, Бхарадваджа. Веды были явлены провидцам-рии. Вьяса преподал явленную таким путем Ригведу Пайле, Яджурве-ду — Вайшампаяне, Самаведу — Джаймини, Атхарваведу — Саманту, а Итихасу и Пурану — Суте. Известны три основных класса ри-ши: брахмарши, рожденные из разума Брахмы; деварши — более низкого ранга, и раджарши, или цари, которые стали риши благодаря своим знаниям и аскетическим подвигам, такие, как, например, Джанака, Ритапарна и т.д. Шрутарши— это создатели шастр, как Сушрута. Кандарши относятся к кармаканде, как, например, Джаймини. Муни, который в то же время может быть и риши, это мудрец. My пи называется так за его мананам (мананат мунир учйате). Мана-нам — это такая мысль, такое исследование и обсуждение, которые свойственны независимо мыслящему существу (уму). Сначала происходит шраванам, слушание; затем следует мананам, представляющее собой размышление или понимание, обсуждение и проверку услышанного, в противоположность явному принятию на веру, присущему низшему интеллекту. За этими двумя идет нидидхъясанам, внимание и глубочайшая медитация на выводах (сиддханте) из услышанного и обдуманного. Как гласит «Махабхарата»: «Веда различает, и это же делает Смрити. Не найдется муни, который бы не имел своего собственного независимого мнения».

Человеческое существо именуется дживой82, это означает, что воплощенный Атма, охваченный эгоизмом, пребывает в убежденности, что он управляет пуръяштакой, то есть пятью органами действия (кармендриями), пятью органами восприятия (джнянендри-ями), четверичной антахкараной, или ментальной самостью (мана-сом, буддхи, ахамкарои, читтой), пятью жизненными дыханиями (пранами), пятью грубыми элементами, камой (желанием), кармой (действием и его результатами) и авидъей (иллюзией). При разрушении этой ложной убежденности рушится и воплощение, а носитель покровов майи достигает нирваны. После того, как дживапоглощается Брахманом, не остается больше никакой другой дживы, подобной этой.

ВАРНЫ

Обычно рассматриваются четыре главных подразделения, или касты (варны), индийского общества, а именно: брахманы (жречество, учителя);кшатрии (воины); вайшьи (купцы); шудры (рабы и др.). О них говорят как о возникших соответственно изо рта, рук, бедер и стоп Брахмы. Человек первых трех классов считается дважды-рожденным (двиджей). Это происходит при надевании священного шнура во время церемонииупапаяны. Говорится, что от рождения все — шудры, но путем самскары (упанаяны) становятся дваждырож-денными (двиджами) изучением Вед достигается состояние випры, и тот, кто обрел знание Брахмана брахман83. «Маханирвана-тантра», однако, говорит о пятом, или гибридном, классе (саманъя), возникшем в результате смешения остальных. Особенностью тантры является то, что ее поклонение в значительной степени свободно от ведической замкнутости, независимо от того, основана ли эта замкнутость на касте, поле или чем-либо ином. Как гласит «Гаута-мия-тантра»: «Тантра — для всех мужчин, какой бы ни было касты, и для всех женщин» (Сарвва-варнадхикараш ча наринам йогйа эва ча).

АШРАМЫ

Это четыре стадии, состояния или периода в жизни брахмана: первая — стадия целомудренного ученика, или брахмачарьи; вторая — период мирской жизни в качестве женатого домохозяина, или грихастхи; третья — стадия отшельника, или ванапрастхи, когда имеет место быть уединение от мира, и последняя, четвертая, стадия — стадия нищенствующего, или бхикшу, просящего себе на одноразовое пропитание и медитирующего на Высший Дух, от возвращения к которому он недалек. Для кшатрия существуют первые три ашрамы; для вайшьи — первые две, и для шудры— только гриха-стха-ашрама84. Эта Тантра85 говорит, что в кали-югу существуют только две ашрамы — вторая, гархастхья, и последняя — бхикшука, или авадхута. Ни условия жизни, ни характер, ни возможности и силы подей этого периода не позволяют развиться первой и третьей. Две ашрамы, предписанные для кшш-юги, открыты для всех каст без ограничений86.

По общераспространенному мнению, существуют два основных подразделения авадхуты шайвавадхута и брахмавадхута каждое из которых, в свою очередь, подразделяется еще на три разновидности87. Внутренние подразделения первого класса такие: сначала шайвавадхута, характеризующаяся как апурна (неполная). Будучи аскетом, поклонник остается домохозяином и этим уподобляет себя Шиве, откуда и наименование. Вторая соответствует странствующему состоянию шайвы (или паривраджаки), который уже оставил мир и проводит время в совершении пуджи, джапы и т.д., посещая тиртхи и питхи, или места паломничества. В этом более высоком, но все еще несовершенном состоянии, авадхута может практиковать так называемую обычную садхапу с шакти. Третья — совершенная стадия шайвы. Вся его одежда состоит из одной каупины88, он отрекается от всех вещей и всех обрядов, хотя при этом ему оставляется (с некоторыми ограничениями) право практиковать йогу и разрешается удовлетворять желания женщины, которая сама обращается за этим к нему89. Деления второго класса такие: первым идет брахмавадхута, который, как и шайвавадхута, ведет жизнь домохозяина и несовершенен (апурна), однако, он не может иметь шайва-ишкти и ограничен в отношениях лишь со свия-шакти. Брахма-паривраджака второго класса подобен шайвавадхутеэтого же класса, за тем исключением, что ему обычно не разрешается иметь какие-либо отношения с женщинами, хотя он может под руководством своего гуру практиковать йогу вместе с подходящей шакти. Третий и высший класс — хамсавадхута — подобен третьей степенишайва-иадхуты, за тем исключением, что он не должен ни при каких обстоятельствах прикасаться к женщине или металлам и не может исполнять никакие обряды или придерживаться каких-либо обычаев и правил.

соотношение между МАКРОКОСМОМ И МИКРОКОСМОМ

Мир состоит из Махабрахманды, или Великого Космоса, и многочисленных Брихатбрахманд, или микрокосмов, развившихся из него. Как говорится в «Нирвана-тантре», все, что есть в первом, имеется и во втором, т.е. всех остальных. В этих последних находятся небесные тела и существа, которые представляют собой микрокосмы, отображающие в уменьшенном виде те более значительные, миры, которые породили их. «Как вверху, так и внизу». Этот мистический закон Запада сформулирован в «Вишвасара-тантре» следующим образом: «Что есть здесь, есть всюду; того, чего нет здесь, нет нигде» (Йадихасти тадапйатра йапнехасти на тат квачит). Макрокосм имеет свою «вершину» — меру, или позвоночный столб, расширяющийся сверху вниз. Существуют четырнадцать регионов, нисходящих от высшей Сатъялоки.Это семь верхних внеземных миров (см. выше). Меру человеческого тела представлен позвоночным столбом. Указывается, что внутри него находятся чакры, в которых пребывают миры. По словам «Шактананда-тарангини», они не что иное, как пинда-мадхйе-стхита. Сатъя, как уже было сказано, пребывает в области сахасрары, а Танах, Джанах, Махах, Свах, Бхувах, Бхух — соответственно в лотосах (чакрах) аджня, вишуддха, апаха-та, манипура, свадхиштхапа и муладхара. Ниже муладхары, а также в суставах, боках, анусе и в органах размножения находятся «подземные миры». Кости около позвоночного столба — это Кула-Пар-вата90. Таковы соответствия, касающиеся земли. Теперь о том, что касается воды. Яади — это реки. Семь субстанций тела (дхату)91 — это семь островов. Пот, слезы и тому подобные выделения — океаны. Огонь существует в муладхаре, с ушу мне, пупке, да и повсюду92. Так же, как миры поддерживаются праваханой и другими вайю («ветрами»), так и тело поддерживается десятью прана-вайю, и т.д. И здесь и там наличествует одна и та же акаша (эфир)93 Свидетельствующий и осознающий принцип внутри — сам Пуруша, ибо индивидуальная душа соответствует в макрокосме Мировой Душе (Хиранья-гаp6xe).

ВРЕМЕННЫЕ ЭПОХИ

Течение времени внутри махаюги оказывает последовательно ухудшающее воздействие на человека и тот мир, в котором он живет. Общий интервал времени подразделяется на четыре эпохи (юги), называемые сатья-, трета-, двапара- и кали-югой, причем, последняя обычно подразумевается как та, в которой мир пребывает сейчас. Юга94 — это часть калъпы, или дня Брахмы, составляюще-го 4 320 000 000 лет. Калъпа делится на четырнадцать мапваптар, каждая из которых, в свою очередь, подразделяется на семьдесят одну махаюгу. Продолжительность каждой махаюги составляет 4 320 000 человеческих земных лет. Махаюга(великий период времени) состоит из четырех юг (эпох): сатьи, треты, двапары и кали.

Официальная наука утверждает: возникнув на земле в несовершенном состоянии, из этого состояния человек, последовательно и непрерывно эволюционируя, совершенствует себя. Это учение, однако, находится в конфликте с традициями всех народов — иудейской, вавилонской, египетской, индийской, греческой, римской и христианской — утверждающих о существовании эпохи, когда человек был безгрешен и счастлив. Из этого состояния изначального совершенства он пал, продолжая свое нисхождение вплоть до того времени, когда великие Аватары, Христос и другие снизошли ради спасения своей расы и чтобы дать возможность человечеству вернуться на праведный путь. Сад Эдема является символом райского состояния человека, когда он был един с природой. Тогда человек сам яв-тялся раем и был избранным сосудом в саду блаженства95 — gan be-Lden. Сатъя-юга, согласно индийской религии, — это Золотой Век праведности, свободы от греха, отмеченный долголетием, физической силой, красотой и высоким ростом. «Были гиганты в те дни», чья моральная, умственная и физическая силы давали возможность выдерживать длительное воздержание (брахмачарыо) и аскезу (та-пас). Долголетие достигалось длительными духовными упражнениями Жизнь тогда, в основном, зависела от внутренней сущности и длилась сто тысяч лет96, люди умирали по своей воле. Их рост был 21 локоть. К этой эпохе принадлежат Аватары, или воплощения, Вишну: Матсья, Курма, Вараха, Нрисимха и Вамана. Ее продолжительность исчисляется в 4 800 божественных лет, которые, будучи умноженными на 360 (год девов равняется 360 человеческих годам), эквивалентны 1 728 000 человеческим годам.

Вторая эпоха — трета-юга, в которой праведность (дхарма) уменьшилась на одну четверть. Продолжительность юги составляет 3600 божественных или 1 296 000 человеческих лет. Долговечность, сила и рост также уменьшились. Жизненная сила заключалась, в основном, в костях и продолжалась 10 000 лет. Рост человека достигал 14 локтей. Греховность в мире тогда проявилась на одну четверть, а добродетели осталось три четверти. Люди еще практиковали праведные дела, благочестие и милосердие, осуществляли покаяние, приносили праведные жертвы и чтили паломничество. Главным местом паломничества было место, известное как Наймишаранья. В этот период появились такие Аватары, как Парашурама и Рама.

Третья, или двапара-юга, есть та эпоха, в которой праведность уменьшилась на одну вторую. Ее продолжительность была 2400 божественных или 864 000 человеческих лет. Дальнейшим уменьшением долговечности и силы и возрастанием слабости, болезни отменен этот период. Жизнь, которая длилась 1000 лет, имела своим психофизическим центром кровь. Рост был 7 локтей. Грех и добродетель были равной силы. Но люди стали беспокойны и, хотя, страстно стремились к приобретению знания, были уже лукавы и следовали как добрым, так и дурным устремлениям. Важнейшим местом паломничества была Курукшетра. К этому периоду принадлежит (согласно Вьясе, Ануштубхачарье и Джаядеве) Аватара Вишну Баларама, младший брат Кришны; согласно другим источникам Баларама и есть сам Кришна. В сандхыо, или промежуточный период в 1000 лет, между этой и последующей югой была возвещена Тантра, что осуществляется перед каждой кали-тогой.

Кали-юга (как уже отмечалось, это нынешний период), в которой праведность существует только как четверть полной меры праведности, длится 1 200 божественных или 432 000 человеческих лет. Согласно некоторым источникам, эта эпоха началась в 3120 году до Рождества Христова с момента возвращения Вишну на небеса после восьмого воплощения. Эта эпоха, согласно Пуранам и Тантрам, характеризуется преобладанием порочности, слабости, болезни и общим упадком всего, что является хорошим. Человеческая жизнь длится не более 120 лет, или, как некоторые утверждают, 100 лет, и зависит в основе своей от пищи. Рост — 3,5 локтя. Главное место паломничества — река Ганга. В этот период появилась Аватара Будды. Последняя Аватара, Калки, еще не явилась. Он тот, кто разрушит беззаконие и восстановит период праведности. «Калки-пурана» говорит о Нем как о будущем Том, чье тело — темно-синее, словно насыщенная дождем туча, кто с обнаженным мечом в руке скачет на коне, подобно всаднику Апокалипсиса, чья белая лошадь быстра, как ветер. Он — Защитник людей, Разрушитель вырождающейся де-монизированной расы кали-юги, Источник истинной религии. Джая-дева в своей «Оде Воплощениям» обращается к Нему: «Для уничтожения всего нечистого обнажаешь Ты свой меч, сверкающий подобно пылающей комете. О, как страшен Ты! О, Кешава, принимающий облик Калки! Победа Тебе, о Хари, Владыка Вселенной!» Вместе с сатъя-югой наступит новая махаюга и эпохи, сменяя друг друга, с их восходящими и нисходящими расами будут длиться до тех пор, пока не замкнется калъпа, или день Брахмы. Затем последует ночь растворения (пралайя), по продолжительности равная кальпе, пока Господь Вишну покоится в йога-пидре (мистическом сне пралайи) на Змее Шеше, Бесконечном, пока не настанет рассвет и вселенная будет твориться заново, тогда наступит и новая калъпа.

ПИСАНИЯ ДЛЯ РАЗЛИЧНЫХ ЭПОХ

Каждая из этих эпох имеет свою Шастру, или Писание, отвечающее особенностям и потребностям людей, живущих в ней97. ИндийскаяШастра подразделяется на: (1) Шрути, к которому обычно относятся четыре Веды (Ригведа, Самаведа, Яджурведа и Атхарваведа) и Упанишады, учение которых философски истолковано в веданта-даршане. (2) Смрити — например, Дхармашастра Ману и другие писания, которые содержат предписания для семейных и общественных обязанностей, т.е. описывают правритти-дхар-му, подобно тому, как Упанишады раскрывают нивритти-дхарму. (3) Дураны98, которых, согласно «Брахмавайварта-пуране», изначально было четыреста тысяч и из которых восемнадцать в настоящее время приняты как важнейшие. (4) Тантра.

Для каждой из этих эпох рекомендована подходящая Шаст-ра. Веда — корень всех Шастр (мула-шастра). Все остальные основываются на ней.Тантра провозглашается как Пятая Веда. Знаменитый комментатор «Ману-смрити» Куллукабхатта говорит, что Шрути бывает двух видов: ведическое и тантрическое (Вайдики-тантрики чайеа дви-видха шрутих-кирттита). Различные Шастры, однако, являются различными описаниями Шрути, предназначенными человечеству того периода, для которого они даны. Так Тантра является описанием Шрути, изложенным (касательно ее ритуала) с учетом особенностей и больных мест кали-юги. Поскольку люди настоящей юги не имеют достаточных возможности, долголетия, нравственной силы, необходимых для успешного применения вяи-дика-карма-канды, Тантра предписывает специальную садхану — систему, или практику, ее самой для реализации того, что является окончательным и всеобщим завершением всех Шастр. «Куларнава-тантра» гласит99, что в сатья-, или крита-югу, Шастрой является Шрути (в смысле Вед и Упанишад); в трета-югу Смрити(в смысле Дхармашастры и Шрутидживика, и т.д.); в двапара-югу Пура-ны и в последней, или кали-юге, Тантра, которой обязаны следовать все ортодоксальные индуисты. «Маханирвана-»100 и другие Тантры и тантрические трактаты101 указывают на это же правило. О Тантре также говорится как о содержащей самую сокровенную часть, или сердцевину Веды, содержащую знание о возникновении отношения Параматмы и дживатмы. Подобным же образом, кауяа-чара — внутренняя жизнь, наполняющая грубое тело духовного пути, называемое ведачарой, все ачары которого, следующие вверх одна за другой к каулачаре, представляют собой все более и более тонкие оболочки.

ТЕЛО ЧЕЛОВЕКА

Тело человека — это Брахмапура, или город Брахмана. Иш-вара Сам входит в мир как джива. Именно поэтому махавакъя «Ты есть То» (Тат твам аси) означает, что эго (которое воспринимается как джива только с точки зрения упадхи102) естьБрахман.

ПЯТЬ ОБОЛОЧЕК

Тело становится пятью кошами, или оболочками, известными как аннамайя, прапамайя, маномайя, виджянамайя и анандамайя, или соответственно физическое и жизненное (витальное) тела, два ментальных тела и тело блаженства103. В первом Господь осознает Себя как темного или светлого, короткого или высокого, старого или молодого. В жизненном теле Он ощущает Себя бодрствующим, голодным и испытывающим жажду. В ментальных телах Он думает и понимает. В теле блаженства Он пребывает в счастье. Облачившись пятью этими одеяниями-оболочками, всенаполняющий Господь проявляет Себя таким образом, словно Он ограничен ими104.

Аннамайя-коша

В материальном теле, называемом «оболочкой пищи» (анна-майя-коша) господствуют стихии земли, воды и огня, которые располагаются в низшихчакрах, или центрах — муладхаре, свадхиштхане и манипуре. Две первые приготовляют пищу и питье, которые поглощаются огнем пищеварения и претерпевают превращение в само тело пищи. Индрии — это одновременно способности восприятия и органы чувств. В этом теле существуют материальные органы, различные по своей способности и восприятию.

В грубом теле (шарира-коше) имеются шесть105 постоянных кош, а именно: волосы, кровь, плоть, происходящие от матери, а также кости, мышцы и костный мозг, происходящие от отца.

Органы чувств (индрии) бывают двух видов, а именно: джня-нендрии, или органы ощущения, через которые поступают знания о внешнем мире (уши, кожа, глаза, язык, нос); и кармендрии, или органы действия: рот, руки, ноги, анус, пенис, функции которых — речь, удерживание, передвижение, выделение и порождение потомства.

Пранамайя-коша

Второй оболочкой является пранамайя-коша, или оболочка «дыхания» (праны), проявляющая себя в воздухе и эфире, главенствующих стихиях в анахата- и вишуддха-чакрах.

Есть десять вашо (проявлений дыхания), или внутренних жизненных сил, из которых первые пять106 — главенствующие, а именно: сапфировая прана; апана, цвет которой напоминает цвет вечерних облаков; серебристая вьяна; огнецветная удянаи, наконец, молочно-белая самана. Все они представляют собой аспекты деятельности одного npana-деваты. Кундалини — это Мать пряны, ибо Она — Мула-Пракрити, озаренная светом Высшего Атмы. Прана — это ваи/о, или универсальная сила деятельности, которая пронизывает каждого индивида и подразделяется по своему функциональному назначению на пять видов. В узком смысле прана — это вдох, достигающий длины в восемь дюймов (а при выходе — двенадцать дюймов). У дана — это восходящий поток ваито, а апана — дыхание, движущееся вниз и выталкивающее газы, испражнения, мочу и семя. Самана, или общий поток вайю, зажигает телесный огонь, «равномерно распределяя пищу и т.д. по телу». Въяна — это особый вид вайю, осуществляющий разделение и рассеивание. Эта сила поддерживает в теле дыхание, выделение, пищеварение и циркуляцию питательных веществ.

Маномайя-, виджнянамайя- и анандамайя-коша

Следующие две оболочки — маномайя- и виджняпамайя-коша. Они образуют антахкарану, имеющую четверичную природу: разума в его аспектах буддхи и манаса, эгоистического самоосозна-вания (ахамкары) и читты107. Функция первого — сомнение, сан-калъпа-викальпатмака (неуверенность, уверенность); второго — установление (ншичая-карини); третьего (индивидуальности) — сознание (абхимана). Манас автоматически регистрирует факты, воспринимаемые органами чувств. Следящий за этой регистрацией буддхиразличает, определяет и опознает зарегистрированный объект, выделенный и противопоставленный субъективному «я» ахамкарой. Функцией читты является размышление (чинта\ способность108, с помощью которой разум, в его широчайшем понимании, возвышает до себя предмет своего рассмотрения и удерживается на нем. Читта длится, пока буддхи проходит через три этапа — рождения, существования и смерти.

Антахкарана владычествует над десятью чувствами, предс-1 авляющими собой открытые двери, сквозь которые производятся наблюдения за внешним миром. Именно здесь пребывают способности к ощущению, в противоположность органам, или инструментам, чувств. Центры сил, предшествующих последним двум оболочкам, находятся в аджня-чакре и выше нее вплоть до лотоса сахасра-ры. В нем же пребывает Атма в последней оболочке блаженства. Физическое, или грубое, тело называется стхула-шарирой. Тонкое тело (сукшма-шарира, называемое также линга-шарирой и карана-шарирои) включает в себя десять индрии, манас, ахамкару, буддхи и пять функций праны.Это тонкое тело несет в себе причину нового рождения в грубом теле, когда наступает период перевоплощения.

Из-за своей связи с упадки Атма располагает тремя состояниями сознания: джаграт, или бодрствующее состояние, когда действиемманаса и буддхи через органы чувств воспринимаются объекты восприятия. Это разъясняется в «Ишвара-пратьябхиджне» следующим образом: «Ценимое всеми состояние бодрствования является источником внешней деятельности благодаря активности органов чувств». Джива называется джагари, то есть принимающая на себя грубое тело, именуемое вшива. Второе состояние сознания — состояние сновидения, именуемое свапна, когда при отключенных органах чувств Атма осознает ментальные образы, порожденные впечатлениями опыта, полученного в состоянииджаграт. Здесь он перестает записывать свежие впечатления, и он, и буддхи оперируют над тем, что манас зарегистрировал в бодрствующем состоянии. Объяснение этого состояния также дано в вышеуказанном тексте: «Состояние сваппа является объективизацией воспринятых видений в уме, предпринимаемой для восприятия скрытых там идей». Джива в состоянии сваппа обозначается словом тайджаса.Ее индивидуальность погружается в тонкое тело. Хираньягарбха — объединяющая форма этих, пребывающих в свапне, джив, тогда как Вайшванаpa является аналогичной формой джив в бодрствующем состоянии. Третьим состоянием сознания является сушупти, состояние сна без | сновидений, когда манас отключает себя, и буддхи, охваченный тя-масом, сохраняет себя представлением: «К счастью, я спал; я не осознавал ничего» («Йога-сутра» Патанджали). В макрокосме упадки этих состояний имеют также названия Вират, Хиранъягарбхаи Авъякта. В «Шива-сутре» состояние сна описано как то, в котором присутствует неспособность к различению, или иллюзия. Высказываниями, цитируемыми по «Йога-сутре» Патанджали, фиксируются три модификации авидъи — невежество, эгоизм и счастье. Глубокий сон — это такое состояние, в котором реализуются эти три свойства. Человек в подобном состоянии обозначается словом праджня; его индивидуальность погружена в причинное тело (карана-шариру). Так как в спящем состоянии праджня становится Брахманом, он более не является дживой, как прежде; но и джива не является, в свою очередь, Высшим (Параматмои), поскольку описываемое состояние дживы связано с авидъей. Поскольку носителем дживы в ее спящем состоянии выступает карана, то носитель дживы в четвертом состоянии провозглашается какмахакарана. Ишвара является объединяющей формой праджня-джив.

За сушупти следует турия, за турией — трансцендентное пятое состояние без названия. В четвертом состоянии достигается шуд-дха-видья, и только она является чем-то реальным для йога, достигающего ее посредством самадхи-йоги. Джива в состоянии турия погружена в великое причинное тело (махакарана). Пятое состояние возникает из решительной устремленности к совершенству в четвертом. Тот, кто пребывает в этом состоянии, становится равным Шиве, или, более строго, устремляется к полному равенству, ибо выше этого есть лишь то, что «безупречный достигает высшего равенства», которое есть единство. Отсюда видно, что даже в четвертом и пятом состоянии нет того полного совершенства, которое, составляет самое Высшее. Бхаскарарайя в своем комментарии на «Лалита-сахасранаму» подчеркивая, что тантрическое учение добавляет четвертое и пятое состояния к первым трем, принятым последователями Упанишад, говорит, что эти два состояния не перечисляются ими отдельно, так как в них отсутствует полное совершенстводживы и Шивы.

НАДИ

Считается109, что в человеческом теле 3,5 крора (35 миллионов) нади, из которых одни являются грубыми, а другие — тонкими. В общеупотребительном смысле нади означает нерв или артерию. Однако, все нади, о которых утверждают наставления по иоге110, не такого физического характера, а являются тонкими проводниками (каналами) энергии. Среди этих нади известны четырнадцать основных. Из входящих в эти четырнадцать ида, питала и сушумна — главные, а в свою очередь, из этих трех сушумна — наиглавнейшая, и все остальные ей подчинены. Сушумна находится в полости меру в спинно-мозговом канале111. Она простирается от лотоса муладхары, центра таттвы «земли»112, к мозговой области. Сушумна проявляется как бы в форме «пламени» (вахни-сварупа) и имеет внутри себя еще ваджрини-нади «в форме солнца» (суръя-сварупа). Внутри же последней находится бледная, сочащаяся нектаром читра, или чит-рини-нади, называемая также Брахма-нади, «в форме луны» (чандра-сварупа). Сушумна, таким образом, может быть охарактеризована как тригуна. Все лотосы в различных чакрах тела (см. ниже) как бы подвешены на читра-нади, а сами чакрыописываются как узлы из пади, тонкие, как тысячная доля волоса. От меру113 по обе стороны сушумны находятся нади ида и пингала. Ида располагается по левой стороне и, обвиваясь вокруг сушумны, достигает левой ноздри, где у нее имеется выход. Пингала находится справа от сушумны. Обвиваясь аналогичным образом, она выходит в правую ноздрю. Сушумна, переплетаясь с идои и пингалой и огибая аджня-чакру, напоминает собой как бы изображение кадуцея Меркурия. Яда — неяркого цвета, подобна луне (чандра-сварупа) и содержит нектар. Пингала — красная, подобная солнцу (суръя-сварупа), содержит «яд», флюид смерти. Эти три «реки», соединяющиеся в аджня-чакре, стекают с нее тремя раздельными потоками, и поэтому аджня-чакра именуется мукта-тривени. Муладхара именуется юкта (соединенная)-триве-пи, так как это место встречи трех нади, называемых также Гангой (ида), Ямуной (пингала) и Сарасвати (сушумна) — по трем священным рекам Индии. Отверстие на конце сушумны в муладхареназывается брахмадварой, оно закрыто витками спящей Деви Кундалини.

ЧАКРЫ

Существуют шесть чакр, или активных таттвических центров, в теле, а именно: муладхара, свадхиштхана, манипура, анахата, вишуддха и аджня. Описание чакр приведено ниже. Над всеми ними возвышается тысячелепестковый лотос (сахасрара-падма).

Муладхара

Муладхара114 — треугольное пространство в средней части тела с вершиной, обращенной вниз подобно ионы молодой девушки. Описывается как вишнево-красный лотос с четырьмя лепестками, расположенными между основанием полового органа и анусом. «Земля», развившаяся из элемента «воды» — таттва этой чакры. На четырех лепестках располагаются четыре золотых варпы вам шам , шам , сам115. В четырех лепестках, обращенных к четырем сторонам света (Ишана и т д.), пребывают четыре формы блаженства: йогананда (блаженство йоги), параманапда (высшее блаженство), сахаджананда (естественное блаженство) и виранапда (блаженство героя). В центре лотоса пребываетсваямбхулинга, красновато-коричневый, подобно цвету молодого лотоса. Читрини-нади изображается в виде канала, а отверстие на ее конце в основании линги называется дверью Брахмана (брахмадварой), сквозь которую поднимается Деви116. Лотос, лингаи брахмадвара обращены книзу. Деви Кундалини, более тонкая, чем волокно лотоса, и светящаяся подобно молнии, пребывает как бы во сне, свернувшись подобно змее вокруг линги и закрывая своим телом брахмадвару. Деви фор-мопроявлена в Брахманде. Ее тончайшая форма в пипданде, или теле, называется кундалини. Эта форма Пракрити, наполняющая и поддерживающая всю вселенную и проявленная в образе всей вселенной; «Блистающая танцовщица» (как называет Ее «Шарада-тилака-тантра»), «покоящаяся на лотосоподобной вершине йоги». Пробуждаясь, Она дает рождение миру, сотворенному возглашением животворящей мантры111. Красный огнецветный треугольник окружает сваямбхулингу, а внутри него имеется красный кандарпа-вайю, или дыхание Камы, форма апана-вашо, поскольку здесь пребывает обитель творческого желания. Снаружи треугольника — желтый квадрат, называемый притхиви (земля)-мандалой, с которой связаны восемь «стрел-молний» (ашта-ваджра). Здесь находится бид-жа лам, а вместе с ней сама Притхиви на спине слона. Здесь же Ьрахма и Савитри118, а также красная четырехрукая Шакти Даки-

Свадхмштхана

Свадхиштхана — это шестилепестковый лотос у основания полового органа, выше муладхары и ниже пупка. Его перикарпий (околоплодник) красный, а лепестки подобны молнии. «Вода», эво-поционирующая из «огня», является таттвой этой чакры. Варны на лепестках лотоса: бам, бхам, мам, йам, рам и лам В шести лепестках содержатся также и вритти (состояния, каче-сгва, функции или наклонности), а именно: прашайя (доверчивость), авишваса (подозрительность, недоверие), аваджня (презрение), муpччxa (заблуждение, или, по некоторым источникам, нежелание), сарвванаша (ложное знание)120 и крурата (безжалостность). Внутри полукруглого пространства в перикарпии пребывают Девата, темно-синий Махавишну, Махалакшми и Сарасвати. На переднем плане — синяя четырехрукая Ракини Шакти и биджа Варуны, божества йоды, или вам («Г). Внутри биджи — область Варуны, имеющая форму полумесяца, где Варуна восседает на белом аллигаторе (макаре).

Манипура

Манипура-чакра121 — это десятилепестковый золотой лотос, расположенный выше свадхшитханы в районе пупка. «Огонь», эво-пюционировавший из «воздуха», является таттвой этой чакры. У нее десять лепестков цвета тучи, на них расположены синие варнъг. дам , дхам, нам, там, там, дам, дхам, нам, нам, пхам и десять вритти (см. выше), а именно —ладжджа(стыд), пишуната (непостоянство), ирша (ревность, зависть), тришна (желание), сушупти (сонливость, леность)122, вишада (уныние), ка-шайя (тупость), моха (невежество), гхрина (антипатия, отвращение) и 6хайя (страх). Внутри околоплодника лотоса находятся биджа огня рам и треугольное изображение (мандала) Агни, божества огня, причем к каждой стороне этого треугольника добавлен приносящий благо знак свастики. Красный четырехрукий Агни, восседающий на овне, находится внутри этого изображения. Перед ним — Рудра и его Шакти Бхадракали. Рудра — цвета киновари. Он стар и тело его покрыто пеплом. У него три глаза, две руки. Одной рукой он показывает знак, дарующий благо и приносящий благословение, другой — знак, рассеивающий страх. Возле него находится четырехрукая Лакини Шакти цвета литого золота (тапта-каньчана), покрытая желтыми одеждами и украшениями. Разум ее обезумел от страсти (мада-матта-читта).Выше лотоса располагается обитель и область Сурьи. Эта солнечная область испивает нектар, капающий из области луны.

Анахата

Анохота-чокра — темно-красный лотос с двенадцатью лепестками, расположенный над манипурой в районе сердца. Следует отличать его от упоминаемого в тексте сердца-лотоса с направленными вверх восемью лепестками, в котором принято созерцать свое покровительствующее Божество (Ишта-девату).«Воздух», эволюционировавший из «эфира», является таттвой данного лотоса (она-хаты). На двенадцати лепестках располагаются варныцвета киновари: кам , кхам , гам, гхам, нам, там, чхам, джам, джхам, нам, там, тхам и двенадцать вритти (см. выше), а именно: аша (надежда), чинта (забота, внимание), чеш-та (стремление), мамата (чувство «мое»)123, дамбха (высокомерие или лицемерие), викалата (вялость), ахамкара (эгоистическое самомнение), вивека (различение), лопата (алчность), капатата (раздвоенность), витарка (нерешительность), анутапа(сожаление). Треугольная мандола внутри перикарпия этого лотоса блистает, подобно молнии, и известна как трикона-шакти. Внутримандолы — красный ваналинга, именуемый Нараяной или Хиранъягарбхой, и возле него — Ишвара и Его Шакти Бхуванешвари. Ишвара, являющийся Владыкой первых трех чакр, имеет цвет литого золота и обеими руками являет знаки благословения и рассеивания страха. Возле Него — трехглазая четырехрукая Какини Шакти, блистающая, подобно молнии. В одной руке у нее петля, в другой — чаша (кубок). Двумя другими руками она делает знак благословения и знак, рассеивающий страх. Она носит гирлянду из человеческих костей. Она возбуждена и ее сердце смягчено вином. Здесь же находятся и различные другие Шакти, такие как Каларатри и биджа воздуха (вайю), или нам. Внутри лотоса — шестиугольная дымчатоцветная мандола и кругообразная сфера пребывания дымчатоцветного Вайю, восседающего на черной антилопе. Здесь также пребывает воплощенный в теле Атма (дживатма), подобный островерхому пламени светильника.

Вишудцха

Вишуддхо-чакро, или Бхарати-стхана, обитель богини речи, расположена над анахатой у нижнего конца горла (кантха-мулы). Таттва этой чакры — «эфир». Ее лотос — цвета дыма или же огня, наблюдаемого сквозь дым. У нее шестнадцать лепестков, несущих красные гласные:ам, ам, им, им, ум, ум, рим , рим, лим, лим, эм, аим, ом, аум, ам, ах, также семь музыкальных нот (нишада, ришабха, гандхара, шададжа, мадхъяма, дхайвата и паньчама), «яд» (в восьмом лепестке), семь мантр хум, пхат, ваушат, вашат, свадха, сваха и номах, и в шестнадцатом лепестке — нектар (амрита).В перикарпии расположено треугольное пространство, внутри которого пребывает анд-рогинный Шива, известный как Ардханаришвара. Здесь же — сфера полной луны и эфира с его биджей хам. А каша-мандола — прозрачная, округлая по форме. Само божество Акаша одето в белое и восседает на белом слоне. У него четыре руки, которыми оно держит петлю (пашу)124 и стрекало (анкушу)125 и изображает мудры благословения и устранения страха. Шива — белый, с пятью ликами, тремя глазами, десятью руками и одетый в тигровую шкуру. Возле Него — белая Шакти Шакини, с желтыми, украшениями, держащая в четырех руках лук, стрелу, петлю и стрекало.

Выше чакры, в основании нёба (талумула), расположена сокрытая чакра, называемая лаланой (согласно некоторым Тантрам, кола-чакра). Это красный лотос с двенадцатью лепестками, несущими следующие вритти: шраддха (вера), сантоша (удовлетворенность), апарадха (чувство ошибки), дама (самообладание), мана (гнев)126, снеха (привлеченность)127, шока(сожаление, горе), кхеда (уныние, подавленность), шуддхата (чистота), арати (обособленность, отчужденность), самбхрама(возбуждение)128, урми (склонность, желание).

Аджня

Аджня-чакра называется также парама-кулой и мукта-три-вени, так как три пади ида, питала и сушумна, — начиная с этого места, идут по отдельности. Это лотос с двумя лепестками, расположенный в межбровье. У этой чакры нет грубых таттви именно здесь пребывает тонкая таттва ума. Хакарардха, или половина буквы «ха», также находится здесь. На двух лепестках лотоса — красные варны хам  и кшам . В перикарпии лотоса расположена биджа ом. В обоих лепестках и перикарпии пребывают три гуяы: саттва, раджас и тамас. Внутри треугольной мандолы в перикарпии находится блистающий (теджомайя) лингав форме пранавы (пранава-крити) называемый итара; Парашива в форме хамсы (хам-са-рупа) также пребывает здесь со Своей Шакти Сиддхакали. В трех, углах треугольника — Брахма, Вишну и Махешвара. В этой чакре пребывает белая Хакини Шакти с шестью головами и четырьмя руками, которыми она показывает джняна-мудру129 и в которых держит череп, барабан (дамару) и четки.

Caxacpapa-падма

Выше аджня-чакры располагается другая сокрытая чакра, называемая манас-чакрой. Это лотос с шестью лепестками, на которых обнаруживаютсяшабда-джняна, спарша-джняна, рупа-джняна, агхранопалабдхи, расопабхога и свапна, т.е. способности слышания, осязания, зрения, обоняния, вкуса и сна, или отсутствие таковых. Выше нее, в свою очередь, находится следующая сокровенная чакра, именуемая сома-чакрой. Это шестнадцатилепестковый лотос, называемый также «шестнадцатью частями (кала) луны». Эти части (кала)130 называются: крипа (сострадание), мридута (нежность), дхайръя (стойкость, терпение), вайрагъя (беспристрастие), дхрити (постоянство), сампат (процветание)131, хасъя (радость), романъча (восхищение, волнение), виная (чувство благопристойности, смирение), дхья-на (медитативность), сустхирата (покой, спокойствие), гамбхиръя (основательность, серьезность)132, удъяма (инициатива, подъем, усилие), акшобха (невозмутимость)133, аударья (великодушие) и экаграта (концентрация, сосредоточение).

Над этой чакрой находится «дом без опоры» (нираламба-пури), где йоги зрят сияющего Ишвару. Над ним — пранава, блистающая, подобно пламени, и уже над ней — белый серповидный //ада, а еще выше — точечная быпду. Затем идет белый лотос с двенадцатью лепестками, обращенный вверх; а над ним — океан нектара (судха-сагара), остров драгоценностей (мани-двипа), алтарь драгоценностей (мани-питха), очерченный молниеподобными линиями а, ка. и тха, и здесь же внутри — //ада и бинду.Поверх нады и бинду, как на алтаре, покоится Парамахамса, служащий алтарем для стоп Гуру. Это здесь следует созерцать всеобщего Туру. Тело Хамсы, на котором покоятся стопы Туру — это джняиамайя, крылья — Агама и Нигама, две стопы — Шива и Шакти, клюв —пранава, глаза и горло — Камакала.

Поблизости от тысячелепесткового лотоса расположена шестнадцатая доля Луны, именуемая ама-кала, она — чистого красного цвета и сверкающая, подобно молнии, тончайшая, подобно нити лотоса, обращенная вниз, вместилище лунного нектара. Внутри нее — серповиднаянирвана-кала, сияющая, солнцеподобная и тончайшая, словно тысячная часть волоса. Здесь находится всеобщий Ишта-девата. Возле нирвана-калы располагается Параманирвана-шикти, бесконечно тонкая, сияющая подобно солнцу, создательница таттва-джняны. Над ней — бинду и висарга-шакти, корень и обитель всякого блаженства.

Сахасрара-падма, или тысячелепестковый лотос всех цветов, обращает себя вершиной книзу из брахмарандхры, возвышаясь над всеми чакрами. Здесь находится сфера первопричины (Брахмалока), причины шести последующих причин. Это — великое Солнце, одновременно космическое и индивидуальное, в сиянии которого пребывают Парама-Шива и Адья-Шакти. Сила — это Вачака-Шакти, пли Сагу на-Брахман, содержащий потенциально внутри себя гуны, силы и миры (планы). Парама-Шива проявляется здесь в форме Ве-тикого Эфира (Парамакаша-рупи), Высшего Духа (Параматмы), Солнца среди тьмы невежества. В каждом лепестке расположены все буквы алфавита; и то, что есть в нижележащих чакрахили во вселенной (брахманде), существует и здесь в потенциальном состоянии (ивьякта-бхоее). Шайвы называют это место Шива-стханой, вайшна-кы Парома-Пурушей, шакты Деви-стханой, санкхъя говорит о Пракрити-Пуруша-стхане. Другие называют его иначе, другими именами, такими как Харихара-стхана, Шакти-стхана, Парома-

Брахма, Парамахамса, Парамаджъоти, Кула-стхана и Парама-Ши-ва-акула. Однако, за исключением разных названий, все говорят об одном и том же.

ТРИ ТЕМПЕРАМЕНТА

Тантры говорят о трех темпераментах, наклонностях, характерах (бхавах), или типах людей — а именно, пашу-бхаве («животном»), вира-бхаве («героическом») и дивъя-бхаве (подобном деве, или божественном). Такое подразделение основано на различных видоизмененияхгун (см. выше) при их проявлении в человеке (джи-ве). Некоторыми авторами134 уже указывалось, что аналогичная гностическая классификация людей как материальных, психических и духовных соответствует трем гунам санкхъя-даршаны. В пашу раджо-гуна воздействует, главным образом, на тамас, воспроизводя такие темные свойства характера, как грех и ошибочность (бхран-ти), сонливость (тандра) и леность (аласъя). Было бы, однако, заблуждением считать пашу совсем уж дурным человеком; наоборот, джива этого типа может оказаться выше, чем джива следующего типа. Если первым, сильнее связанным материей, не достает просвещенности, то вторые могут злоупотреблять той большей свободой, которой они достигли. Существуют также многочисленные типы пашу, одни более, другие менее тамасические, чем остальные. Некоторые из них находятся на самом нижнем конце шкалы, отмечающем самое первое продвижение вверх, относительно высших форм жизни животных. Другие же приближаются к типу вира и постепенно сливаются с ним. Термин «пашу» происходит от корня «паш» (связывать). Яашу— это, фактически, человек, который связан узами (пашами), которых «Куларнава-тантра» насчитывает восемь, а именно: сожаление (дайя), невежество и заблуждение (моха), страх (бхайя), стыд (ладжджа), отвращение (гхрина), семья (кула), обычай (шила) и каста (варна). Другие перечисления излагают несчастья, которых, согласно некоторым, шестьдесят два, но все такие более детальные подразделения являются только уточнением более простых перечислений. Пашу — это также мирской человек, пребывающий в невежестве и ограниченности, когда рассматривается как противопоставляемый йогину и таттва-джнянину. Кроме того говорится о трех дополнительных подразделениях среди самих пашу. Первый тип па-шу —это сакала, который связан тремя пашами, называемыми ану (ошибочным знанием себя), бхедой (разделением, также производимым майей, себя во множественности) и кармой (действием и его результатом). Это три вида уз, представляющих загрязнения (малы) сознания, называемые анава-малой, майя-малой и карма-малой. Второй тип пашу пратьякала; это те, кто связаны первой и третьей узами; а третий тип, виджняна-кевала, — те, кто связаны толькоана-ва-малой. Тот, кто освобождает себя от остаточных загрязнений ану, становится самим Шивой. Деви порождает пашии является их причиной, но Она же и Пашупаша-вимочини™, Освободительница пашу от их уз.

Изложение передает основную идею термина пашу. Люди этого типа описываются в тантре также и по их внешним чертам, которые являются проявлением их внутреннего устройства. Поэтому «Кубджика-тантра»136 говорит: «Тот, кто принадлежит к пашу-бхаве— просто пашу. Яашу не прикасается к янтре, не делает мантра-джапу ночью. Он питает сомнение относительно жертвоприношений и Тантры, смотрит на мантры как на простые буквы137 Он не имеет веры в гуру, и думает, что статуя Божества есть просто кусок камня. Он отличает одного Деву от другого138 и совершает поклонение без мяса и рыбы. Вследствие своего невежества139, он упорно привержен практике внешнего омовения и дурно отзывается о других140. Именно такой человек называетсяпашу, и он является наихудшим видом человека141». Сходным образом «Нитья-тант-ра»142описывает пашу как «того, кто не совершает поклонения ни ночью, ни вечером, ни в конце дня143; кто избегает половых сношений, кроме, как на пятый день появления менструаций144 (риту-калам вина деви романам париварджайет)\ кто не ест мяса и т.п., даже по пятым благоприятным дням (парванам)», — короче того, кто, следуя ведачаре, вайшнавачаре и шайвачаре, связан ведическими предписаниями, руководящими всеми пашу.

В случае вира-бхавы, раджас в значительно большей мере воздействует на саттву. Однако при этом (хотя и в уменьшающейся степени, вплоть до полного прекращения при достижении высшего состояния дивъя-бхавы) он производит и независимую работу, вынуждая к действиям, причиняющим горе. Все люди типа вира также подразделяются на несколько подтипов.

Третий, или высший тип людей, — это те, кто представляет собой дивъя-бхаву (в которой также имеются несколько степеней — одни как стадии, продолжающие высшие формы вира-бхавы, другие же — как полностью реализовавшие божественную природу девы), в которой раджас, воздействуя на саттва-гуну, приводит к постоянному преобладанию саттвы.

«Нитья-тантра»145 утверждает, что из всех бхав дивъя — наилучшая, потом следует вира, а пашу — низшая;девата-бхава должна быть пробуждена посредством вира-бхавы. «Пиччхила-тантра»146 говорит, что единственное различие между людьми вира- и дивъя-бха-вы состоит в том, что первые сильно уддхата, что, по-видимому, означает возбудимость, вследствие большего преобладания независимого действия раджаса в них, чем в более умеренном саттвическом темпераменте. Очевидно, что подобные утверждения не следует воспринимать слишком буквально. Действительно, здесь может быть значительная разница между низшим типом виры и высшим типом дивъи, хотя и кажется верным, что отмеченное качество уддхата является причиной таких различий — больших или малых.

«Кубджика-тантра»147 описывает признаки дивъи, как того, кто ежедневно совершает омовения, сандхъю, носит чистую одежду, знак трипундры из пепла или красного сандала и украшения из четок рудракши, совершает джапу и арчану. Он ежедневно раздает милостыню. Его вера в Веды, Шастры, гуру и Деву крепка. Он почитает питри и девов и совершает все ежедневные обряды. Он наделен великим знанием мантры. Он избегает всякой пищи, кроме той, которую предлагает ему гуру. Он свободен от всякой жестокости и дру-гих дурных действий, одинаково относясь к другу и врагу. Сам он всегда говорит правду и избегает общества тех, кто хулит Девату.Он совершает три ежедневных поклонения и медитирует на гуру каждый день, и, как Бхайрава, почитает Парамешвари вдивъя-бхаве. Он чтит всех девов, как приносящих благо148. Он склоняется к стопам женщин, почитая их, как своегогуру149 (странам пада-талам дришт-ва гурувад бхавайет сада). И ночью он совершает поклонение Де-ви150, делаетджапу, набрав полный рот пала151, и поклоняется кула-врикше152. Он предлагает все как жертву высшей Деви. Он рассматривает эту вселенную, как наполненную Стри (Шакти)ц и как Девату. Шива для него пребывает во всех людях и вся брахманда наполнена

Шакти-Шивой. Он всегда устремлен к достижению и сохранению девата-бхавы; да и сам он имеет природу Деваты.

Здесь опять данная Тантра старается дать лишь общую кар-тину, детали которой не являются приложимыми ко всем без исключения людям типадивья-бхавы. Дальнейшее изложение показывает, что этой картине, а, лучше сказать, ее частям, относящимся к ритуа-листу-дивье, не соответствует авадхута, не исполняющий некоторые из описанных деяний и находящийся выше всех ритуальных действий, хотя он также разделяет (возможно, в более сильной степени) главнейшее верование дивъев всех типов — то, что он, как и все остальные, суть не более чем проявление Высшей Шакти, наполняющей Собой всю вселенную.

Каков темперамент садхаки, таковы и форма поклонения, и садхапа. В действительности, пашу строго противопоказаны специфическое почитание и садхана, свойственные другим типам.

В этой Тантре153 и других источниках повсюду154 утверждается, что в кали-югу типы дивъя и пашуедва ли могут быть найдены. На первый взгляд может показаться несколько затруднительным примирить это (особенно, что касается пашу) с другими утверждениями о природе рассматриваемых двух типов. Термин «пашу» в этом и подобных отрывках появляется как использующийся в хорошем смысле155 и относящийся к человеку, который, хотя и является" тама-сическим, исполняет свои функции в таком согласии со своей природой, которое, как показывает еще более тамасический животный мир, освобождает его от разрушительного влияния раджаса, могущего быть как источником добра, так и источником зла (если он действует сам по себе)156.

Комментатор объясняет отрывок, приведенный из Тантры, как означающий, что условия и характер кали-юги не таковы, чтобы быть плодотворными для пашу-бхавы (очевидно, в установленном смысле) или допустить их ачару (т. е. вайдикачару). Никто, говорит он, не может полностью исполнить практики ведачары, вайшнавача-ры и шайвачары, без которых ведическая и пураническая мантра и яджня бесплодны. Теперь никто не проходит через брахмачаръя-ашраму и не выбирает после пятидесяти лет то, что именуетсяванап-ристхой. Те, кого Веды не контролируют, не могут рассчитывать на то. что соблюдение отдельных обрывочных предписаний Ведпринесет плоды. Наоборот, люди пристрастившиеся к пьянству, опустились и низко пали, как пали и те, кто был связан с ними. Поэтому уже нет и не может быть чистых пашу. При этих обстоятельствах, когда обязанности, предписанные Ведами и подходящие для пашу, оказались невыполнимыми, Шива во спасение людей кали-юги провозгласил Агаму. Теперь нет другого пути. Приведенное объяснение делает понятным сформулированный ранее вывод. Чистый тип пашу, для которого была предназначена ведачара, более не существует. Для других же, которые, хотя и представляют собой пашу, но не в столь чистом виде, Тантра является руководящей Шастрой. Это, однако, не означает, что сейчас все компетентны для вирачары.

Следует, однако, отметить, что «Прана-тошини»157 приводит цитату, подразумевая, что она взята из «Маханирвана-тантры», находящуюся, по всей видимости, в прямом противоречии с вышесказанным:

Дивйа-вйра-майо бхавах калау насти кадачана Кевалам пашу-бхавена мантра-сиддхир бхавен нринам

«В кали-югу нет дивъя- или вира-бхавы. Пашу-бхава — единственное, посредством чего люди могут обрести мантра-сиддхи».

Этот вопрос о бхаве, превалирующей в кали-югу, был предметом развернутой дискуссии и вызывал много различий во мнении. Здесь мы только слегка касаемся этого158.

ГУРУ И ШИШЬЯ

Гуру — религиозный учитель и духовный руководитель, руководству которого подчиняют себя ортодоксальные индуисты всех направлений. В действительности есть только один Туру. Обычный человеческий гуру — только проявление на феноменальном уровне Адинатхи Махакалы, Высшего Туру, обитающего на Кайласе159. Он — тот, кто входит внутрь земного гуру и говорит его голосом в момент произнесения мантры160. Гуру — это корень (мула) дикши (посвящения). Дикша же — корень мантры. Мантра — корень Деваты, аДевата— корень сиддхи. «Мундамала-тантра» говорит, что мантра рождается от гуру и Деваты мантры, так что гуру занимает положение «деда» по отношению к Ишта-девате.

ГУРУ — это тот' кто посвящает и помогает, и отношения между ним и учеником (шишъей) продолжаются вплоть до достижения монистического совершенства (сиддхи). Ману говорит: «По сравнению с тем, кто дает естественное рождение и тем, кто дает знание Веды, дающий священное знание является более почитаемым отцом. Это так, поскольку второе, или божественное, рождение обеспечивает дваждырожденному жизнь в этом мире и в следующем». И, действительно, Шастра преисполнена описаний величия гуру161. Не должно думать о гуру, как о простом человеке. Нет разницы между мантрой, гуру и Девой. Гуру — отец, мать и Брахман. Гуру, говорится, может спасти от гнева Шивы, но никто не может спасти от гнева гуру. Однако, кроме этого величия, есть еще и ответственность: на нем сказываются грехи учеников.

Почитаемы три линии гуру: небесная (дивьяугха), связанная с сиддхами (сиддхаугха) и человеческая (манаваугха)162. Кула-гуру — четыре, а именно: гуру, парама-гуру, парапара-гуру и парамештхи-ггру; каждый последующий — гурупредшествующего ему. Согласно Тантре, женщина с необходимыми качествами может быть гуру и давать посвящение163. От ученика требуются хорошие качества164 и, согласно «Сара-санграхе», гуру может изучать и подвергать испытаниям намеревающегося стать учеником в течение года165. Сообщается, что хороший ученик должен обладать такими качествами, как хорошее рождение, чистота души(шуддхатма) и способность к наслаждению, сочетающуюся со страстью к освобождению (пуруша-ртха-параяна)ш. Те же, кто похотлив (кому ко), прелюбодей (пара-даратура), постоянно подвержен греху (сада папа-крия), невежествен, ленив, нерелигиозен, должны быть отвергнуты167.

Совершенным садхакой, имеющим право знать все шастры, является тот, кто всегда занят деланием добра всем существам, кто чистосердечен, владеет своими чувствами (джитендрия), свободен от ложных представлений двойственности, постоянно помнящий о высшем единстве Брахмана, находящий в Нем прибежище, говоря-щий о Нем и живущий в Нем168. Пока шакти полностью не перельется телу шишъи от тела гуру, сохраняются определенные отношения гуру и шишъи. Шишъей можно быть лишь будучи садхакой. Когда сиддхи достигнуты, оба они (и гуру и шишъя), становятся выше этой двойственности. Естественно, что с достижением чистого монизма это отношение, как и все другие, исчезает.

ПОСВЯЩЕНИЕ: ДИКША

Посвящение169 состоит в передаче мантры посвящающим учителем (гуру). Во время посвящения гуру должен сначала установить жизнь гуру у себя в теле, которая представляет собой жизненную силу (прапа-шакты) Высшего Туру, обитающего в тысячелепест-ковом лотосе. В качестве образа выступает инструмент (янтра), в которой пребывает Божество (Девата), поэтому она также является телом гуру. За день до посвящения гуру должен, согласно Тантре, посадить подготовленного кандидата на циновку из травы куша. Затем гуру сообщает «покоящуюся мантру» (супта-мантру) в его ухо и завязывает ему узлом макушечный локон (шикху). Ученик, которому надлежит поститься и соблюдать полное половое воздержание в подготовительном периоде, повторяет мантру трижды, простирая себя у стоп гуру, а затем ложится спать. Следующее за этим посвящение дает духовное знание и разрушает грех. Как один светильник зажигают от пламени другого, так и божественная шакти, состоящая из мантры, передается от тела гуру к телу шишьи. Утверждается, что без дикши (посвящения) мантра-джапа, пуджа и другие ритуальные действия совершенно бесполезны. Говорится также, что некоторыемантры запрещены шудрам и женщинам. Тем не менее, отметим, что в первой чалакшара-сутре к «Лалита-сахасранаме»170 содержатся неоднократные указания, что и шудрам не воспрещается использовать даже пранаву, в отличие от общераспространенного мнения. Рассматривая свары, или указания по использованию тонов, в «Калика-пуране» можно обнаружить, что если удатта, анудаттаи прачит-та предназначены для первой из каст, то свара, именуемая аукара, вместе с анусварой и надой подходит также для шудр, которые могут воспользоваться и пранавой либо в начале, либо в конце мантры, но, в отличие отдвиджи, не в обоих местах. Мантра, избираемая для посвящения, должна непременно соответствовать посвящаемому (anyкула).Является ли мантра сва-кула или а-кула по отношению к посвящаемому лицу, устанавливается кула-чакрой, зодиакальным кругом, называемым также раши-чакрой, и другой чакрой, описания которых можно найти в «Тантра-cape». Посвящение женщиной действительно и эффективно; произведенное матерью, оно еще в восемь раз сильнее171. Некоторые особые формы посвящения, называемые абхишеками, описываются в следующей главе.

АБХИШЕКА

Абхишека172 бывает восьми видов, и ее формы, следующие от первой до последней стадии, отмечают все большие и большие степени посвящения. Первая, шактабхишека, дается при вступлении на путь садханы. Она названа так потому, что гуру в этот момент открывает шишъе начальные тайны Шакти-таттвы. Его шишъя очищается от всех греховных и злых шакти или наклонностей и получает обновленную совершенную шактит. Следующая, пурпабхишека, производится на стадии после дакшииачары, когда ученик подготовил себя пурашчараной и другими упражнениями к ее получению. С зтого уровня начинается реальное исполнение садханы асаны, яма \\ т.д., которые укрепляют решимость (пратиджня) ученика пробиваться ко все более высоким стадиям садхапы. Третья — это трудная стадия, начинающаяся крама-дикшабхишекой, в которую, как говорится, оказался вовлеченным великий Васиштха, и в которой риши Вишвамитра достиг брахма-джпяны и, таким образом, стал брахманом. Священный шнур теперь обвивается вокруг шеи подобно гир-аянде. Шишъя, подвергающийся затем различным суровым испытаниям (парикшам), получает самраджья-абхишекуи махасамраджья-абхышеку и, наконец, добирается до наиболее трудной из всех стадий пути, начинающейся с ыога-дикшабхишеки.На предыдущих стадиях (адхака совершил палъчапга-пурашчарапу и теперь с помощью гуру (рядом с которым он всегда должен находиться и чьи наставления он должен получать из первых уст) он исполняет панъчанга-иогу, то есть последние пять частей аштанга-йоги. С этого момента он готов к пуриа-дикшабхишеке и следующей за ней махапурла-дикшабхишеке, иногда называемой вираджа-грахана-абхишекой. По достижении совершенства в этой последней, садхака совершает свой собственный погребальный и поминальный обряд (шраддху), делаетпурнахути своим священным шнуром и макушечным локоном. Отношения гуру и шишъи на этом прекращаются. С этого момента он продолжает

свое духовное восхождение самостоятельно вплоть до реализации! великого возгласа — Со'хам («Я — Он»). На этой стадии, которую! Тантраназывает стадией дживанмукты (прижизненно освобожден-1 ного), посвященный именуется парамахамсой.

САДХАНА

Садхана — это то, что обеспечивает сиддхи (см. ниже). Это способы, или практика, достижения поставленной цели, состоящие из упражнений и тренировки тела и психических способностей, результатом постепенного совершенствования которых являются сиддхи. Природа и уровень этих способов, в свою очередь, зависят от прогресса на пути реализации Атмы, скрывающегося за покровов тела. Способы применяются разнообразные, такие как: почитание (пуджа), внешнее или мысленное; изучение шастр; аскетические подвиги (тапас); панъча-таттва, мантра и т.д. Садханапринимает специфический характер в соответствии с достигаемой целью. Так, садхана для брахма-джняны, состоящая в обретении внутреннего контроля (дама) над буддхи, манасом и ахамкарой, внешнего контроля над десятью индриями, различения между преходящим и вечным и отречения как от мира, так и от небес (сварги), очевидным образом отличается от такой садханы, которая предписывается, скажем, для целей низшей магии. Садхака и садхика — это, соответственно мужчина и женщина, совершающие садхану. Согласно их физическим, умственным и моральным качествами, все они подразделяются на четыре класса: мриду, мадхья, адхиматрака и высший —адхиматрама, состоящий из готовых (адхикари) ко всем формам йоги. Подобным же образом, те поклонники, которые именуются каулами, пощ разделяются на: пракрита, или общих, каул (следующих вирачареподвизающихся в ритуальной практике и садхане с панъча-таттвой); мадхъяма-кауликов, или средних каул (исполняющих ту же садхану, но с умом, более обращенным к медитации, знанию и самадхи), и, наконец, высший тип каул (кауликоттама) — тех, кто превзойдя весь ритуализм, медитируют на Всеобщую Самость.

ПОКЛОНЕНИЕ В ЦЕЛОМ

Существуют четыре различных форм поклонения, соответствующих четырем состояниям (бхавам)114. Реализация того, что дживатмаи Параматма суть одно, что все есть Брахман и ничего кроме Брахмана не существует, — это высшее состояние, или брах-ма-бхава.Постоянная йогическая медитация на Девату в сердце — менее высшая, средняя (дхъяна-бхава), джапа (см. ниже) и става(гимны и молитвы) — еще более низкие, и ниже всего стоит обычное внешнее почитание (пуджа). Пуджа-бхава представляет собой состояние поклоняющегося, проистекающее из дуалистических представлений о поклоняющемся и почитаемом, слуге и Господе. Этот дуализм существует в большей или меньшей степени во всех состояниях, кроме высшего. Но для того, кто, реализовав адвайта-тат-тву, знает, что все — Брахман, нет ни поклоняющегося, ни почитаемого, ни йоги, ни пуджи, ни дхараны, дхъяны, ставы, джапы, враты или других ритуалов, ни процесса садханы.

Во внешней форме почитание существует либо как почитание изображения (пратимы), либо янтры (см. ниже), занимающей место изображения. Сначала садхака должен совершить внутреннее почитание мысленному образу формы, принимаемой Деви, затем, посредством церемоний «вдыхания жизни» (прана-пратиштхи), этот образ Деви наполняется Ее жизнью через вливание в него света и энергии (теджаса) Брахмана, которые есть внутри самого медитирующего садхаки, но отсутствовали до этого в образе, из котолрого теперь, подобно пламени, светится сияние Той, чья сущностная субстанция — само сознание (чайтанъя-майи). Как Шакти, Она существует и в камне, и в металле и во многих других вещах, но там Она скрыта и кажется как бы инертной. Чайтанъя (сознание) пробуждается поклоняющимся с помощью прана-пратиштха-мантры.

Обряды (карма) бывают двух видов. Карма — это либо питья, либо наймиттика. Первые являются ежедневными и обязательными и осуществляются согласно предписаниям. Таковы, в частности, сандхъя (см. ниже), принимающая у шудр тантрическую форму; ежедневная пуджа (см. ниже) Ишта- и Кула-деваты (см.ниже), а для брахманов панъча-махаяджня (см. ниже). Вторые, или «обряды по случаю» (наймиттика-карма), не имеют такого регулярного характера и совершаются добровольно; они считаются добровольными(комья), когда делаются ради достижения какого-либо частного результата, как например, яджня с определенной целью, или совершаемый ради этого же тапас (тогда как некоторые формы тапаса относятся к нитъя-карме) и врата (см. ниже).

Шудра отстранен от исполнения ведических обрядов, равно как и от чтения Вед и произнесения ведических мантр. Их поклонение практически ограничено совершением Ишта-девата- и бана-линга-пуджи с тантрическими и пураничсскими мантрами, а также враты, состоящей из покаяния и раздачи милостыни. В других случаях врата совершается через брахмана. Тантра не делает кастовых различий в том, что касается поклонения. Все могут читать Тантры, совершать тантрическое поклонение, произносить тантрические мантры, такие как, например, тантрическую Гаятри. Все касты, даже нижайшие чандалы, могут быть членами чакры, или тантрического круга поклонения. В чакре все ее члены пьют и едят вместе, и о них следует думать как о тех, кто выше брахманов, хотя при распаде чакры обычные кастовые и социальные отношения восстанавливаются. Все обладают способностями для собственно тантрического поклонения, ибо, по словам «Гаутамия-тантры», «Тантра-шастра — для всех каст и всех женщин»175. Последние, также как и шудры, исключены из нынешней ведической системы, хотя в «Шанкха-дхарма-шастра-каре» и сказано, что жена может с согласия мужа поститься, давать обеты, совершать хому и брату176 и т.д. Согласно Тантре, женщина может не только получать мантру, но сама может, в качестве гуру, посвящать и давать ее177. Она почитаема как гуру и как супруга гуру178. Сама Деви является гуру всех шастр119 и всех женщин, ибо в действительности все женские существа, будучи Ее воплощениями, являются в своеобразном смысле Ее земными представительницами.

ФОРМЫ АЧАРЫ

Существуют семь, или, как утверждают некоторые, девять подразделений поклонников. В следующем ниже перечислении дополнительные подразделения заключены в скобки. «Куларнава-тантра» в порядке старшинства перечисляет семь подразделений; первое —ведачара (самое низкое), вайшнавачара, шайвачара, дакши-начара, вамачара, сиддхантачара (агхорачарат, йогачара) и каулача-ра (наивысшая из всех)181. Ачара — это путь, обычай и практика определенных классов садхаков. Они не являются, как иногда полагают, различными сектами, но стадиями, через которые поклонник в этом, или других рождениях должен пройти, прежде чем достигнет высшей стадии каулы. Ведачара192, состоящая из ежедневной практики ведических обрядов, — это грубое тело (стхула-деха), содержащее внутри себя все другие ачары, которые, так сказать, являются его тонкими телами (сукшма-дехами) различных уровней. Поклонение, в основном, носит внешний и ритуальный характер, его цель — укрепиться вдхарме. Это путь действия (крия-марга). Во второй стадии поклонник переходит от слепой веры к пониманию высшей покровительствующей энергииБрахмана, к которой он питает чувство глубочайшей преданности. Это путь преданности (бхакти-марга), и цель этой стадии — в соединении преданности и веры, приобретенной ранее. С возрастающей решимостью к утверждению дхармы и разрушению адхармы садхака переходит к шайвачаре, воинской (кшатрия) стадии, где к любви и милосердию добавляется напряженное усилие и развитие силы. Происходит объединение веры, преданности (бхакти) и внутренней решимости (антар-лакши). Это момент вступления на путь знания (джняна-маргу). Следующей идет дакши-пачара, которая в Тантре означает не «путь правой руки», а «благоприятный путь», то есть подразумевается, что эта ачара благоприятна для выполнения высшей садханы, и поэтому Деви именуется здесь Дакшина-Каликой. Эта стадия начинается с момента, когда поклонник способен выполнять дхъяну и дхарани троичной Шакти Брахмана (крия, иччха, джняна) и понимает общую взаимосвязь (са-манвая) трех гун и продолжается вплоть до получения им пурнабхи-шеки (см. выше). На этой стадии садхака, будучи уже шактой, готов к почитанию троичной Шакти Брахмы, Вишну и Махешвары. Он полностью посвящен в Гаятри-мантру и поклоняется Гаятри Деви,

Дакшина-Калике или Адья-Шакти — единству трех Шакти. Это стадия индивидуалистической брахмана-таттвы, и ее цель — соединение веры, преданности и решимости со знанием троичных энергий. После этого происходит изменение огромной важности, знаменующее собой вступление на путь возвращения(нивритти).

В связи с этим, ачары подразделяют иногда на две обширные группы: дакшиначару (включающую первые четыре) и вамачару (включающую последние три); говорится, что люди рождаются в дакшиначаре, но, проходя через посвящение, принимаются в вамачару. Последний термин не означает, как это вульгарно понимают, «путь левой руки», но поклонение, в которое входит женщина (ва-ма), то есть это лата-садхана.В этой ачаре, кроме того, есть поклонение Вама Деви. «Вама» здесь — «неблагоприятная», в том смысле, что эта стадия неблагоприятна по отношению к правритти, в той или иной степени управляющей предшествующими ачарами. Здесь, в вамачаре, вступают на путь нивритти, или возвращения к источнику, от которого исходит весь мир. До четвертой стадии садхака следовал правритти-марге, то есть шел по пути, уводящему от источника, по тропе мирских удовольствий, хотя и обуздываемых дхармой. Сначала неосознанно, а позднее сознательно, садхакастарался имитировать нивритти, которое, однако, может полностью проявиться только после истощения сил противоположного течения, влекущего от источника. Но в вамачаре садхака начинает непосредственно разрушать правритти и с помощью гуру (чья всесторонняя помощь здесь необходима)183, развивать нивритти. Методом на этой стадии является такое употребление сил правритти, которое делает их саморазрушающими. Страсти, связывающие человека, можно использовать так, чтобы они действовали как силы, которыми частная жизнь (чьим сильнейшим проявлением они и являются) возвышается до всеобщей жизни. Страсть, которая до этого попусту растрачивалась, направляемая вниз и наружу, направляется теперь внутрь и вверх и преобразуется в силу. Но это не только низшие физические желания еды, питья и полового сношения, которые должны быть укрощены, садхака должен на этой стадии стараться отсечь все восемь уз (паш), характеризующих пашу и перечисляемых «Куларнава-тантрой»: жалость (дайя), невежество (моха), стыд (ладжджа), семья (кула), обычай (шила), каста (варна), страх (бхайя) и отвращение(гхрина)™. Когда Шри Кришна похитил одежды купающихся гопи и вынудил их приблизиться к нему нагими, он снял искусственные оболочки, которые наложены на человека в сансаре. Гош было восемь, как и узспяш), и искажения, которыми джива введена в заблуждение, суть одежды, похищенные Кришной. Освободившись от них, джива освобождается от всех уз, возникающих из ее желания, семьи и общества. Тогда она достигает состояния Шивы (шиватвы). Цель вамачары — освобождение от уз, привязывающих людей к сансаре и подготовка садхаки к высшим ступеням садханы, в которых преобладает саттвика-гуна. Для воистину саттвического нет ни привязанности., ни страха, ни отвращения. То, что было начато на этих ступенях, постепенно завершается в последующих, а именно: сиддхантачаре и, согласно некоторым источникам, в агхорачаре и йогачаре. Садхака становится все более и более свободным от темноты сансары, и н е привязывается ни к чему, ничего не ненавидит и ничего не стыдится, будучи свободным от искусственных уз семьи, касты и общества. Подобно самому Шиве, садхакастановится обитателем мест кремации (шмашанов). Он учится достигать высочайших вершин садханы и постигать тайны йоги. Он осваивает движения различных вайго в микрокосме кшудра-брахманды, регуляция которых позволяет жонтролировать склонности и предположения (врит-ти).Он учится: также истине, относящейся к макрокосму (брахман-де). Здесь же гуру наставляет его во внутренней сущности ведачары.Посвящение йо га-дикшей делает его вполне готовым к йогачаре. По достижению совершенства в аштапга-йоге, он готов приступить к высшей стадии каулачары.

Каула-дхарма никоим образом не является сектантской, но наоборот, она сердце всех сект. В этом состоит истинное значение цитируемой ни: же фразы, которая, подобно многим фактам, касающимся Тантры - понята неправильно и использовалась, чтобы отождествить каулс лицемерием: «С виду — шайвы, в собраниях185вайшнавы, в сердце — шакты; под различными формами странствуюткаулы по земле» (Антах-шактах вахих шайвах сабхайам вайшна-«амата нана-рупа-дхарах каулах вичаранти махитале). Каула — это тот, кто уже прошел через эти и другие стадии, кто обладает как их собственным сокровенным учением (независимо от того, знают ли их поклонники об этом или же нет), так и учением собственно каулачары. Безразлично, к какой из сект каула принадлежит явно. Форма - это все и ни: что. Она — ничто в том смысле, что у нее нет силы,чтобы ограничить внутреннюю жизнь каулы; и она — все в том, смысле, что знание может наполнить эти присущие ей ограничения универсальным знанием. Так понимаемая форма никогда не связывает. «Вишвасара-тантра» говорит186 о кауле, что «для него нет ни| правил времени, ни места. На его действия не влияют ни фазы луны,: ни положение звезд. Каула совершает земное странствие в различных формах. Временами придерживаясь социальных норм (шишта), он, с точки зрения общепринятых стандартов, в раде случаев вроде бы отпадает (брашта) от них. Иногда он оставляет впечатление чего-то сверхъестественного, наподобие духа (бхуты или пишачи).Для него нет разницы между грязью и сандаловой пастой, сыном и врагом, домом и местом кремации». На этой стадии садхака достигает брахма-джняны, которая есть истинный гнозис в его совершенной форме. Получив же махапурна-дикшу, он совершает свой похоронный обряд и умирает длясансары. Сидя в одиночестве в каком-нибудь уединенном месте, он остается в постоянном самадхи, достигая его в форме, известной какнирвикалъпа. Великая Мать, Высшая, Пракрити Махашакти, пребывает в сердце такого садхаки. Он становится парамахамсой и прижизненно освобожденным (дживанмук-той).

Не следует, однако, считать, что все эти стадии должны быть обязательно пройдены каждой дживой в течение одной жизни. Наоборот, они обычно проходятся в течение множества рождений. Ткать духовное одеяние рекомендуется с того места, где это было прекращено в прошлом рождении в связи со смертью. В текущей жизни садхака может начать с любой стадии. Если он рожден в кяу-лачаре и поэтому является каулойв полном смысле этого слова, то это произошло потому, что в прошлом рождении упорной садханой на предыдущих стадиях он завоевал эту возможность вступления на этот путь Знания Шакти, приобретаемого, по словам «Нируттара-тантры», после многих рождений. Согласно «Маханирвана-тантре», предрасположенность ума к каулачаре — результат заслуг, приобретенных в предыдущих рождениях.

МАНТРА

Шабда, или звук, исходящий от Брахмана и, как таковой, яв-тяющийся причиной брахманды, — это самопроявление Чит-Шак-пш.«Вишвасара-тантра» говорит187, что Парабрахман существует в 1еле дживатмы а качестве Шабдабрахмана, чья субстанция — все мантры. Он бывает либо безбуквенный (дхвани), либо буквенный (варна). Первый, дхвани, представляет собой тонкую форму жизненной шакти дживы. Как утверждает «Прапаньча-сара», брахманда пропитана шакти, состоящей из дхвани. Эту шактиназывают также надой, праной и тому подобным образом. Проявление грубой (стху-/а) формы шабды невозможно, еслишабда не существует в тонкой (cvKuma) форме. Мантры представляют собой все аспекты Брахма-па и проявления Кула-Кундалини.С точки зрения философии, шабда — это гуна акаши, или эфирного пространства. Однако она не порождается акашей, а проявляется в ней. Шабда сам является Брахманом. Однако, как в физическом пространстве волны звука производятся движениями воздуха (вайю}, так и пространстве внутри тела дживы волны звука производятся от движений жизненного воздуха (прана-вайю) и процессов вдоха и выдоха.Шабда возникает сперва в муладxape, и то, что нам известно как шабда, есть в действительнос-ти, шакти, дающая жизнь дживе. Ее присутствие в муладхаре является причиной сладостного, смутного и жужжащего дхвани, звучащего подобно жужжанию раздраженной пчелы.

Наиболее тонкий аспект звука, который первым появляется в муладхаре, называется пара. Достигая сердца, уже будучи менее тонким, он известен как пашъянти. Соединившись с буддхи, он становится еще более грубым и называется мадхъяма. Наконец, в совсем грубой форме он выходит изо рта как вайкхари. Подобно тому, как Кула-Кундалини, чья субстанция — все варныи дхвани, есть ни ч го иное, как Параматма и его проявление, так и субстанцией всех мантр является сознание(чит), несмотря на наличие у них внешних проявлений, таких как звук, буквы и слова. В действительности буквы алфавита, известные как акшары, — это янтры нерушимого (ак-ишра) Брахмана. Это, однако, реализуется только садхакой, у которого шакти, порожденная садханой, едина с мантра-шакти.

Это стхула, или грубая, форма Кула-Кундалини, выступающая в различных аспектах, как различных деватах. Она является руководящей (адхиштхатри) Деватой всех мантр, оставаясь при этом тонкой (сукшма) формой, к которой стремятся все садхакы.Когда настойчивым усилием с ад хаки пробуждена мантра-шакти, только тогда появляется руководящий Девата. По достижении совершенства в мантра-сиддхи, Девата, будучи саччиданандой, проявляется. Отношения и взаимодействия между варной, надой, бинду, гласными и согласными в мантре — всего лишь проявление Деваты в различных формах. Тем или иным варнам присущи определенные вибхутщили аспекты Деваты, но совершенная шакти проявляется только в единой целостной мантре. Никакое отдельное слово или буквамантры еще не может быть мантрой. Только та мантра, в которой активный Девата выявил единое целое из ее частных аспектов, действительно способна выявить этот аспект, и поэтому она называется индивидуальной мантрой установленного частного аспекта, Форма индивидуальногоДеваты, следовательно, возникает из целого частной мантры, для которой выявляющий Девата представляет руководящего (адхиштхатри) Девату.

Мантра состоит из отдельных букв, организованных в определенную последовательность звуков, для которых эти буквы являются представляющими их знаками. Чтобы провести определенный эффект, мантра подлежит произнесению (интонированию) должным образом, согласно сваре(ритму) и варне (звуку)188. Ее содержательный источник следует искать в Ведах, Пуранах и Тантрах. Последние являются, по существу, мантра-шастрой, именно поэтому о них говорят, как о воплощенной Шастре, утверждая, что Тантры, состоящие из мантры, это — Параматма, Веды дживатма, даршаны (системы философии) — органы чувств, Пураны — тело, а Смрити— члены. Таким образом. Тантра — это шакти сознания, состоящая из мантры. Мантра — это не то же самое, что молитва или самопосвящение(атма-ниведана). Молитва выражается в тех словах, которые выбирает поклонник, и ее значение содержится в ней в явном виде. Только по неразумению и незнанию принципов шастр можно полагать, что мантра представляет собой просто чередование слов, которыми выражается сущность сказанного и предназначаемого Божеству. Если бы это было так, то садхака мог бы выбирать свой собственный язык, не прибегая к незыблемо установи ленным и вполне определенным звукам Шастры.

Мантра может передавать, а может и не передавать в явном виде свое значение. Биджа (семя)-л/антрб/, такие, например, как айм, кшм, хрим и т.п., в контексте обычного словоупотребления не име-ют никакого значения. Посвященный садхака, однако, знает, что их содержательным значением является собственная форма (сварупа) индивидуального частного Девать/, чьимимантрами они являются, и что в целом мантры — это дхвапи, вынуждающие к утонченному звучанию все буквы и звуки, существующие во всем, что мы говорим щи слышим. Кроме того, каждая мантра представляет форму (руну) Брахмана. Хотя они и проявляются в форме и звуке букв алфавита, Шacmpa говорит, что те, кто полагают и думают, что гуру — это просто человек, амантра — только буквы алфавита, неправы и отправятся в ад.

От мананы, или правильного размышления, возникает ре-ачьное понимание монистической истины, что субстанция Брахмана и брахманда — это одно и то же. «Man» в мантре происходит от первого слога слова «манана», а «-тра» — от «трапы», или освобождения от уз сансары, феноменального мира. Соединение «ман» и «-тра» называется «мантрой», то есть тем, что вызывает к реализации (имантрана) чатур-варгу (см. ниже), или четыре цели жизни воспринимающего чувствующего существа189. Поэтому, если простая молитва зачастую заканчивается ничем иным, как просто материальным звуком, то мантра обладает мощной и неотразимой силой, она слово силы (плод которой — мантра-сиддхи) и поэтому способна обеспечить чатурваргу, недвойственное восприятие и мукти. Уместно и утверждение, что сиддхи — один из результатов джапы (см. ниже).

Мантрой приобретается и упорядочивается устремление к Девате. Благодаря сиддхи, заключающимся в мантре, открывается видение трех миров. Хотя поклонение (пуджа), чтение (патха} гимнов (става), огненное жертвоприношение (хома), дхъяна, дхарана, самадхи (см. ниже) и дикша-мантры объединены единой целью, все же дикша-мантра обладает гораздо большей мощью. Это объясняется тем, что, в первом случае при этом действует только садхана-шакти  самого садхаки, тогда как во втором его собственная шакти соединяется смантра-шакти, которая содержит в себе откровение и силу  огня, сильнее чего ничего нет. Особая мантра, получаемая при посвящении (дикше) биджа, или мантра-семя, посеянное на поле сердца садхаки, и тантрические практики сандхьи, ньясы, пуджи, а также другие подобные элементы Тантры образуют ствол и ветви покрытые листьями и цветами — гимнами восхваления (стути), молитвой и почитанием (вандапой), — плодом же является кавача, состоящая измантры.

Мантры подразделяются на солнечные (саура) и лунные (саумъя), мужские, женские и нейтральные. Солнечные мантры —мужские, а лунные — женские. Мужские и нейтральные называются мантрами. Женская мантра известна как видъя. Нейтральные мантры, такие как пуранические (паураника), оканчивающиеся на «номах», даются при недостатке силы и жизненности у других людей. Мужские и женские мантры оканчиваются по-разному. Так, например, хум и пхат — мужские окончания, а тхям или сваха — женские190.

«Нитья-тантра» называет мантры различными наименованиями в зависимости от количества слогов в них: однослоговые мантры называютсяпиндами, трехслоговые — картари, мантры с числом слогов от четырех до девяти — биджами, от десяти до двадцати слогов — мантрами, а более чем с двадцатью слогами — малами. Однако, обычно термин «биджа» применяется к однослоговым мантрам. Тантрические мантры, называемые биджами, названы так потому, что они — семя плода, который есть сиддхи, а также и потому, что они составляют саму квинтэссенцию мантры. Это краткие, не имеющие этимологии слова, такие как хрим, шрим, крим, хум, айм, пхати т.д., которые могут быть найдены по всему тексту191. У каждого Деваты имеется своя биджа192. Первичнаямантра Деваты известна как коренная мантра (мула-мантра). Отмечается также, что слово «мула» обозначает тонкое тело Деваты, называемое также камакалой. Произнесение мантры без знания ее значения или мантрического метода является просто движением губ и ничего более Мантра спит. Существуют различные процессы, предваряющие и влекущие за собой ее правильное произнесение; процессы эти также состоят из мантр, такие как: очищение рта (мукха-шодхана)193; очи щение языка (джихва-шодхана)194 и мантры (ашауча-бханга)195; куллу ка196; нирвана191', сету19*', пидра-бханга199', пробуждение мантры мантра-чайтанъя, или придание жизни (или жизненной силы) мантре200; мантрартха-бхавана, формирование мысленного образа Боже ства201. Для мантры существует также десять самскар202. Дипани — семикратная джапа биджи, предваряемой и завершаемой слогом ОМ

и завершающаяся им. Если хрим используется вместо Ом, то это праа-йога. Йони-мудра — это медитация на гуру в голове и на Ишта-девату в сердце, а затем — на Йони-рупа-Бхагавати от головы к му-ладхаре, и от муладхары к голове, совершая при этом джапу йони-биджи (эм) десять раз203. Мантра — это и есть Девата. Поклонник пробуждает и оживляет ее усилием чит-шакти, убирая всякую мысль о букве, проходя шесть чакр и созерцая Непорочную204. Шак-ти мантрыпредставляют собой вачака-шакти, то есть средства, которыми достигается вачъя-шакти, или объект достижения с помощью мантры. Сагуна-шакти пробуждается садханой и почитается как открывающая врата, ведущие к достижению вачъя-шакти. Поэтому Мать в Ее формесагуна является главенствующим Божеством (адхиштхари-деватой) Гаятри-мантры. Как ниргуна (бесформенная). Она тождественна своей вачъя-шакти. В действительности они являют собой одно целое, однако человек (джива) по законам своей природы и трех ее гундолжен сначала медитировать на грубую (стхула) форму205, прежде чем сможет реализовать тонкую (сукшма) форму, свою Освободительницу.

Мантра Деваты тождественна самому Девате. Ритмические вибрации ее звуков не только регулируют неустойчивые вибрации оболочек поклонника, тем самым трансформируя его, но из нее возникает та форма Деваты, которой она является206. Мантра-cuddxu — это способность сделать мантру эффективной и вступить в обладание ее результатом207. В этом случае мантра дарует мантра-сиддхи. Мантрыклассифицируются как сиддха, садхья, сусиддха и ари, смотря по тому, являются ли они друзьями, слугами, охранителями или разрушителями —что это значит, каждый садхака определяет посредством чакральных расчетов.

ГАЯТРИ-МАНТРА

Гаятри-мантра — наиболее священная из всех ведических мантр. В ней, как в семени, содержится вся Веда. Она звучит:

Ом бхур бхувах свах  тат савитур веренйам  бхарго девасйа дхймахи  дхийо йо нах прачодайат ом

«Ом. Предадимся созерцанию всечудного света Божественного

Творца (Савитри) земной, воздушной и небесной сфер. Да направил Он наши помыслы [к достижению дхармы, артхи, комы и мокши Ом».

«Гаятри-вьякарана» Йоги Яджнявалкьи приводит такое разъяснение: «Тат» — То200. Слово «йат» (который) понятно209.«Савитух» — притяжательный падеж от «Савитри», образованного, в свою очередь, от корня «су», означающего «порождать». Савитрытаким образом, — Тот, Кто вызвал к существованию все сущее Солнце (Сурья) является причиной всего существующего, а также того состояния, в котором все существует. Как порождающий и творя щий все существа, Он называется Савитри. «Бхавишья-пурана» говорит, что Сурья — это видимый Девата. Он — Око мира и Создатель дня. Нет Деваты, подобного Ему. Вселенная эманировала из Него и вновь будет вобрана в Него. Время также происходит из Не го и в Нем пребывает. Планеты, звезды, Басу, Рудры, Вайю, А гни ц все остальные Девы —только части Его. Под «бхаргах» понимается Адитъя-девата, пребывающий в области Солнца (Суръя-мандалё) во всем своем могуществе и славе. По отношению к Солнцу Он — тоже, что наш Дух (Атма) — по отношению к нашему телу. Хотя Он во внешнем, или материальном, мире и пребывает в области Солнца, он также пребывает внутри нас. Он — Свет света в солнечном круге и Свет жизни всех существ. Так как Он пребывает во внешнем эфире, то Он также есть и в эфирной области человеческого сердца. Во внешнем эфире Он — Сурья, а во внутреннем эфире Он — всечудный Свет, Недымящий Огонь. Иными словами, эта Сущность, ощущаемая садхакой в области сердца, есть Адитъя на небосводе. Двое суть одно. Слово образуется двумя способами: 1. От корня «бхридж» — «созревать, придавать законченный вид, разрушать, обнаруживать, светить». При таком словообразовании Сурья — это Тот, кто взращивает и преображает все существа. Самосветящийся, Он обнаруживает самосущим светом все проявленные формы. Он — Тот, кто при конечном растворении(пралайе) в своем образе всепоглощающего Огня (калагни) растворит все формы. 2. От корня «бха», означающего подразделение всех форм на различные классы; «ра» = цвет, поскольку Он наделяет определенным цветом все сотворенные формы; «га» означает, что Он — постоянно уходящий и возвращающийся. Солнце распознает все формы, окрашивает их в различные цвета и постоянно уходит и возвращается. Как говорит «Брахмана-сарвасва»:«Бхаргах — это Атма всего сущего, подвижного и неподвижного, в трех локах (Бхур бхувах свах). Нет ничего проявленного помимо Него.

Девасъя — это родительный падеж от «дева», согласующийся с «Савитух». Дева неубывающе лучезарен и игрив (лиламайя). Сурья пребывает в постоянной игре с творением (сришти), существованием (стхити) и разрушением (пралайеи), Он радует всех своей лучезарностью праздничного сияния («лила», применительно к Брахману, является эквивалентом майи). «Вареньям» = варания, «восхитительный». Следует медитировать на Него и восхищаться Им, тогда мы сможем освободиться от несчастья рождения и смерти. Те, что остерегаются повторного рождения, что желают свободы от смерти и стремясь к освобождению, стараются избежать трех видов боли (тапатрая), которые бываютадхъятмика, адхидайвика и ад-хибхаутика, те медитируют на Бхаргу и почитают Его. Пребывая в области Солнца, Он Сам проявляется как три сферы, именуемые Бхурлока, Бхуварлока и Сварлока. «Дхимахи» = дхйайема, от корня «дхйаи»: «мы медитируем на ...», или «предадимся созерцанию...»

«Прачодаят» — «да направит Он». Гаятри не оглашена в виде однозначного утверждения, но все же устанавливается, что речь идет о пути в сторону чатурварги, или четверичном пути, состоящем из дхармы, артхи, комы и мокши (благочестия, благополучия, желания его осуществления и освобождения — см. ниже). Бхар-га постоянно направляет наши внутренние способности (буддхи-вритти) по этому пути.

Мантра, рассмотренная выше, это ведическая гаятри, которая согласно ведической системе, может произноситься только дваждырожденными.Шудрам (без разницы, мужчинам или женщинам), а также женщинам всех остальных варн это запрещено. Тантра, имеющая свою собственнуюгаятри-мантру, не проявляет подобной исключительности. «Маханирвана-тантра» (гл. III, стихи 109-111) дает Брахма-гаятри для почитателелейБрахмана: «Пара-мешварайа видмахе парататтвайа дхймахи / тан но брахма прачо-дайат (Да постигнем мы Высшего Господа. Предадимся созерцанию Высшей Сути. И да направит нас Брахман)».

ЯНТРА

Это слово в наиболее общем смысле означает инструмент или то, чем что-либо делается. В поклонении янтра — это то, посредством чего ум, фиксировавшись, сосредотачивается на объекте поклонения. «Йогини-тантра» говорит, что Деви может быть почитаема либо в образе (пратиме), либо в мандоле?10, или янтре211. На определенной стадии духовного продвижения садхака обретает способность к почитанию янтры. Сиддха-йогинпри внутреннем почитании (антар-пудже) начинает с почитания янтры, которая являет собой знак (санкета) брахма-виджняны, тогда как мантра — это санкета Деваты. Говорится также, что янтра называется так потому, что она подчиняет (ниянтрана) вожделение, гнев и другие грехи дживы и страдания, причиненные ими212.

Янтра — это диаграмма, выгравированная или нарисованная на металле, бумаге или ином материале2", которой поклоняются точно так же, как и образу (пратиме). Как и мантры, янтры связаны с определенными видами поклонения. Поэтому графически янтры представляют собой разные фигуры, определяющиеся объектами поклонения214. На обложке этой книги представлена серебряная Га-ятри-янтра, принадлежащая автору (см. на стр. 19 русского издания книги прим, переводчика). В центральном треугольнике выгравированы слова: «Шри Шри Гаятри Деви сва-прасада сиддхим куру (Шри Шри Гаятри Деви, одари меня успехом)», а в каждом внутреннем треугольнике изображены биджи хрим и храх. В пространствах, образованных пересечениями наружних овалов, располагается биджа хрим. Наружный обрамляющий круг содержит биджу тха, в данном случае означающую «сваха», обычно используемую для завершения женской мантры, или видъи. В восемь лепестков лотоса, вырастающих из обрамления, вписаны биджи хрим, им и храх. Самый внешний обрамляющий круг содержит всю матрику, или буквы алфавита, от а-кары до лакши215. Все это окаймлено по общему для всех янтр способу бхупурой, посредством которой янтра отделяется от внешнего мира216. Янтра с вписанной в нее мантрой служит (когда это необходимо) в качестве мнемонического чертежа мантры, соответствующей тому Девате, чье присутствие подлежит вызыванию в янтре. Как и в случаепратимы, почитанию янтры предшествуют некоторые предварительные приготовления. Поклоняющийся сначала медитирует наДевату, и затем пробуждает Его или Ее в себе. Затем он переносит пробужденное таким образом божественное присутствие на янтру. Когда в янтре, благодаря применению соответствующей мантры, пробуждается Девата, в нее вливаются жизненные дыхания (праны) Деваты с помощью церемониипрана-пра-тиштхи, мантры и мудры. Таким образом Девата устанавливается в янтре211, которая теперь не является уже больше просто грубым предметом, скрывающим Дух, покоящийся и извечно пребывающий в ней, но наполнена Его пробужденным присутствием. Это реальное присутствие садхака сначала приветствует, а затем почитает. Девата и янтра — это мантра в том смысле, что она есть телоДеваты, который есть мантраш.

МУДРА

Термин «мудра» образуется от корня «муд» — «радовать», и в своей форме упасаны она называется так потому, что доставляет удовольствиеДевам (деванам мода-да мудра тасмат там йатнаташ чарет). Говорится, что их 108, из которых обычно употребляется 55, как наиболее используемых219. Термин означает ритуальные жесты в поклонении или положении тела в практике йоги. Так, к первым относится матсъя (рыба)-мудра, выполняемая при совершении предложения аргхъи; она делается наложением правой руки на тыльную сторону левой и плавникообразным простиранием больших пальцев в обе стороны с таким устремлением, чтобы раковина, наполненная водой, могла восприниматься как океан с морскими животными; и йони-мудра, представляющая этот орган в виде треугольника, образованного большими пальцами, указательными и мизинцами. Эта мудра используется для призывания Деви, чтобы Она пришла и расположилась перед поклонником. Яони следует здесь рассматривать как ее питху или янтру. Упасана-мудраесть не что иное, как наружное выражение внутренней решимости, которая тем самым усиливается. Мудры используются при джапе, поклонении(арчане), дхъяне (см. ниже), камъя-карме (обрядовых практиках, предпринимаемых для достижения частных целей), пратиштхе (см. ниже), снане (омовении), авахане (призыве), найведъе (предложении пищи) и висард-жане, или отсоединении, от Деваты. Некоторые мудры хатха-йоги описаны в главе «Йога». «Гхеранда-самхита»220 говорит, что знание йога-мудр дарует все сиддхи, а также обеспечивает физические благодеяния, такие как устойчивость, непоколебимость и исцеление от бо лезни.

САНДХЬЯ

Вайдика-сандхъя — это обряд, совершаемый дваждырожденными кастами трижды в день — утром, в полдень и вечером. Утренней сандхъе предшествуют следующие действия. После пробуждения произносится мантра, призывающая Тримурти, солнце, луну и планеты, а также производится приветствие гуру. Индуистский двиджа затем провозглашает мантру: «Я — Дева. В действительности я — беспечальный Брахман. По своей природе я вечно свободен и пребываю в форме бытия, сознания и блаженства». Затем он предлагает все действия в течение дня Божеству, исповедуется в присущих ему слабостях221 и молится о том, чтоб он мог поступать правильно. Затем, вставая с постели и прикасаясь к земле правой ногой, двиджа говорит: «Ом. О, Земля! Приветствие тебе, гуру всего, что является благим». После отправления естественных надобностей дваждырожденный совершает ачаману (питье воды маленькими глотками) с мантрой, чистит зубы и делает утреннее омовение222 в сопровождениимантры. Затем он наносит кастовый знак (тилаку) и совершает тарпанам, или жертвенное возлияние воды девам, риши и питри.Далее следует сандхъя. Она состоит из ачаманы, марджджана-снаны (окропления всего тела водой, набранной в ладонь с листом травыкуша), пранаямы (регуляция праны через ее проявление в дыхании), агха-маршаны (изгнания персонификации греха из тела); молитвы к Солнцу и (при канонической сандхъе) безмолвного повторения (джапы) гаятри-м-нтры, состоящего из призывания (аваханы) Гаят-ри Деви, риши-ньясы и шаданга-нъясы (см. ниже), медитации на Гаят-ри Деви — утром как на Брахмани, в полдень — как на Вайшнави, и вечером — как на Рудрани; джапы гаятри-мантры определенное число раз и ритуального расставания (висарджанъг) с Деви, за которым следуют другие мантры223.

Помимо брахманической вайдика-сандхъи, от которой шудры отстранены, существует тантрическая сандхъя, которая может совершаться всеми. Общие черты ее подобны первой, обрядность проще, мантры другие и используются тантрические биджи (мантры-«семена»).

ПУДЖА

Это слово — общераспространенное наименование поклонения, имеющего в санскрите многочисленные синонимы224. Пуджа совершается ежедневно и предназначается Ишта-девате, или частному Божеству, которому поклоняется садхака. У шактов — это Де-ви, у вайшнавов— Вишну, и т.д. Несмотря на то, что Ишта-девата является главным объектом поклонения, во время пуджи все поклоняются Панъча-девате, или Пяти Божествам — Адитье (Солнцу), Га-неше, Деви, Шиве и Вишну (или Нараяне). После поклонения Панъча-девате поклоняются семейному Божеству(Кула-девате). Им обычно бывает Ишта-девата. Подобно врате, пуджа характеризуется как комья, если совершается ради достижения определенной цели. Ей предшествует санкальпа, то есть утверждение в решимости совершить поклонение и цели, ради которой оно совершается225.

Существуют шестнадцать упачар, иди того, что совершается или используется в пудже: 1. асана (сиденье для изображения); 2. свагата (приветствие); 3. падъя (вода для омовения стоп); 4. аргхъя (предложение несваренного риса, цветов, сандаловой пасты, травы дурея226 и т.д., предлагаемых Девате в сосуде); 5 и 6. ачамана (вода для питья мелкими глотками, предлагаемая дважды); 7. мадхупарка (мед, топленое масло, молоко, творог, предлагаемые в серебряном или латунном сосуде); 8. снана (вода для омовения); 9. васана (одежда), 10. абхарана (драгоценности); 11. гандха (подносятся духи и сандаловая паста); 12. пушпа (цветы); 13. дхупа (благовонные палочки), 14. дипа (светильник); 15. найведъя (подношение пищи); 16. вандана, или намаскара(молитва). Используются и другие предметы, которые варьируют в зависимости от иуджи. Это, например, лист тула-си в Вшину-пуджеи лист бильеы в Шива-пудже. Произносимые мантры тоже варьируют в зависимости от поклонения. Сиденье (асана) поклоняющегося очищается. Производится приветствие покровительствующей и поддерживающей Шакти (адхара-шакти), дабы Она поддержала и укрепила силы; очищаются вода, цветы и т.д. Все мешающие духи изгоняются (бхутапасарпана) и десять стран света защищаются от их нападения троекратным ударом левой стопы о землю с повторением астра-биджи пхат и щелчками пальцев (дважды) вокруг головы. Совершается пранаяма (регуляция дыхания) и (см. ниже) очищаются стихии тела (бхута-шуддхи).

Пуджа включает в себя также ньясу (ем. ниже), дхьяну (медитацию), предложение упачар, джапу (ем. ниже), молитву и почтительный поклон (пранаму). В Ашта-мурти-пудже ШивыДева почитается в восьми формах как Шарва (Земля), Бхава (Вода), Рудра (Огонь), Угра (Воздух), Бхима (Эфир), Пашупати (Жертвователь, или яджамана), Ишана (Солнце) и Махадева(Луна)227.

ДДЖНЯ

Это слово, происходящее от корня «ядж» («поклоняться; почитать»), обычно переводится как «жертва». Однако санскритское слово сохранено в этом переводе, поскольку яджня означает также и нечто иное, отличное от того, что понимается английским читателем под значением слова «засгШсе». Так, «пять великих жертв» (паньча-махаяджня), которые должны ежедневно совершать» ся брахманами, это: хома22*, включающая жертвоприношение Вашивадеве229; бхута-яджня, или боли, в которой подношения предназначаются Девам, бхутам и другим духам, а также животным; питрияджня, или тарпана, — возлияние воды питри; Брахма-яджня, или изучение Вед, и, наконец, манушья-яджня230, или гостеприимство (атитхи-сапарья). Этими пятью яджнями поклоняющийся помещает себя в правильные отношения со всеми существами, утверждая эти отношения между Девами, питри, духами, людьми, органическими творениями и собой.

Хома, или Дева-яджня, — это совершение жертвенных подношений Огню, переносящему их к Деве. Приготовляется яма (кунда) для огня, и огонь, взятый из дома брахмана, освящается мантрой. Мантрой «Йам вахни-чайтаньяя номах» Огонь делается сознательным, затем он приветствуется и именуется. Далее идет медитация на три пади (см. выше) — иду, пингалу и сушумну — и на Агни, божество Огня. Совершаются приношения Ишта-девате, пребывающему в Огне. После пуджи Огня идет приветствие (такое же как в шаданга-нъясе), и затем очищенное топлением масло выливается деревянной ложкой в Огонь с мантрой, начинающейся с Ом и оканчивающейся возгласом «сваха». Хома бывает различных видов, некоторые из них описываются в тексте. Она совершается либо ежедневно, как, например, обычная нитъя-вайшвадева-хома, либо при особых обстоятельствах, таких как упанаяна, или обряд священного шнура, женитьба, врата и тому подобное. Она имеет различные виды, такие как пра-яшчитта-хома, сршитикрит-хома, дхара-хома и другие, некоторые и з которых встречаются в тексте.

Кроме упомянутых существуют и другие яджни. Ману повествует о четырех видах: дева, бхаута (где используются те же предметы и ингредиенты, что и в случае хомы, дайвы, балы), нри-яджня и питри-яджня. Есть некоторые упоминания также о джаяа-яджне, дхъяна-яджне и т.п. Яджни классифицируются также в соответствии со склонностями и намерениями поклонника как саттвические, рад-жасическис и тамасические.

ВРАТА

Врата составляет часть наймиттики, или добровольной кар-мы231 Она является причиной добродетели (пунъи) и совершается ради достижения ее плода. Врата бывает различных видов. Вот некоторые из важнейших: Джанмаштами — на день рождения Кришны, Шиваратри — в честь Шивы, а также Шат-паньчами, Дурваштами, Тсша-навами, Ананта-чатурдаши, совершаемые в особое время в честь Лакшми, Нараяны и Ананты. Остальные могут совершаться в любое время, как, например, Савитри-врата (только женщинами)212 и Карттикея-пуджа(только мужчинами)231. Великой вратой является прославленная Дурга-пуджа, махаврата в честь Деви в Ее облике Дурги, которая будет продолжаться, пока существуют солнце и луна, и которая, однажды начавшись, должна продолжаться всегда. Существуют многочисленные другиеврать/, получившие широкое распространение в Бенгалии и не основанные на авторитете шастр, такие как Мадху-санкранти-врата, Джала-санкранти-вратаи другие. Хотя каждая врата имеет свои особенности, некоторые черты являются для врат самых различных видов общими. Есть общность в под-готовке и в выполнении сапкальпы, например, половое воздержание, питание особой пищей, такой как хавшиъянна™, пост, омовение. Не употребляются ни рыба, ни мясо. Ум концентрируется на поставленных целях, дается обет и проявляется решимость его исполнить. Перед началомвраты почитаются Солнце, планеты и Кула-девата, и с помощью мантры «сурйах сомо-йамах кала» все девы и и другие сущности призываются на сторону поклонника, В ведических вратах санкальпа235 выполняется утром, а сами враты делаются до полудня.

ТАПАС

Этот термин обычно переводится как обозначающий епитимью или аскетические подвиги. Действительно, он включает все это в себя. Хорошим примером будет четырехмесячный пост (натур-масъя), сидение между пятью огнями (панънагни-manax) и тому подобное. Однако понятие это имеет и более широкое значение, и в широком смысле тапас бывает трех видов: шарира, или физический, телесный; вачика тапас речи; манаса — в уме. Первый включает в себя внешнее поклонение, почитание и поддержку, оказываемые гуру, брахманам, а также мудрость (праджлю), физическую чистоту, воздержание, простоту жизни и непричинение вреда любым существам (ахимса). Вторая форма включает правдивость, доброту, мягкость, благоприятную речь и изучение Вед. Третий, или умственный, тапас включает сдержанность, очищение и совершенствование характера, спокойствие и молчание. Каждый из этих видов имеет три подразделения, поскольку тапасможет быть саттвика, раджасика или тамасика в зависимости от способа осуществления — с верой и без привязанности к его плоду; или ради его плодов; или же он совершается из гордости, дабы снискать почести и мирскую славу; или, наконец, к нему прибегают невежественно либо с намерением повредить или уничтожить других, как, например, садхана тан-трика-шаткармы236, когда садхана совершается с недоброжелательной целью (абхинара).

ДЖАПА

Джапа определяется как «видханена мантроннаранам», или повторяемое возглашение или рецитация, то есть цроизнесение мантрысогласно заданным правилам"7. Согласно «Тантра-саре», она бывает трех видов: вачика, или словесная, джапа, при котороймантра повторяется вслух, а также пятьдесят звуков матрики, когда они произносятся как носовые и с носовым бинду, упамшу-джапа— вид более высокий, в этом случае губы и язык двигаются, но звука не производят, разве что иногда слабый шепот. И, наконец, высшая форма, называемая манаса-джапой, или мысленным повторением, когда нет ни звука, ни движения внешних органов, а только повторение в уме, сосредоточенном на значении мантры. Единственная причина, из-за которой разным формам приписывается неодинаковое значение, состоит в том, что при произнесении слов вслух (в случае вачика-джапы) ум занят мыслями о словах и процессе правильного произнесения (в случае упамшу-джапы) и тем самым в той или иной степени отвлекается от фиксации внимания на сути мантры. Джапыразличных видов обладают свойственным им значением, применительно к мысли, а также и к ее материализации в звуке слова. При выполненииджапы следует соблюдать предписанные условия. Они касаются физической чистоты, расчесывания волос, ношения шелковых одеяний, сидения (асаны), отстраненности от некоторых неблагоприятных состояний ума и действий, а также включают сами условия, устанавливающие способ произнесения. До тех пор, пока она не будет провозглашена определенное число раз, джапа бесполезна. Превосходным считается возглашение ее 108 раз. Подсчет ведется либо с помощью малы, т.е. четок (джапа-малы), либо большим пальцем правой руки на суставах пальцев той же руки (кара-джапа). Метод подсчета в последнем случае может видоизменяться в зависимости от мантры238.

САМСКАРА

Имеется десять (в случае шудр — девять) очистительных церемоний или «таинств», называемых самскарами. Они совершаются для помощидживе и для ее очищения в важнейших случаях жизни. Это дживасека, иначе называемая гарбхадхана-риту-самскарой, совершаемая после менструации с целью обеспечения и освящения зачатия. Церемония гарбхадханы совершается днем на пятый день, она подготавливает к реальной гарбхадхане, происходящей ночью, то есть введению семени в лоно. Ей предшествует проводимая в первый день риту-самскара, упоминаемая в гл. IX «Маханирваны-тантры». После зачатия и в течение срока беременности совершаются обряды пучсавана и симантоннаяна — первый, когда супруга почувствует признаки зачатия, а второй — во время четвертого, шестого и восьмого месяцев беременности.

Внутриутробная жизнь плода делится на три основные стадии, различающиеся как с объективной (физической), так и с субъективной (сверхфизической) точек зрения239. Первый период включает в себя (с физической стороны) все структурные и физиологически изменения, происходящие в оплодотворенной яйцеклетке с момента оплодотворения до того момента, когда тело эмбриона, в связи с образованием .туловища, конечностей и других органов, становится пригодным для вхождения в него индивидуализированной жизни или дживатмы. Когда пронуклеарная деятельность и дифференциация завершаются, дживатма, чья связь с пронуклеусом стимулировала пронуклеарную (формирующую) деятельность, входит в мини атюрную человеческую форму, начинается вторая стадия человечед кого роста и развития. Она состоит в фиксации связи между дживой и телом, или в придании телу жизнеспособности. Этот период вклю чает все анатомические и физиологические изменения, благодаря которым эмбриональное тело становится жизнеспособным плодом. С достижением жизнеспособности пребывание дживы становится гарантированным, ребенок обретает возможность физической жизни и наступает третья стадия внутриутробного развития. Если воспользоваться языком сравнительной эмбриологии, то, с точки зрения формы, первая самскара отмечает импульс к развитию от «оплодотворения яйцеклетки» до «критического периода». Вторая самскара отмечает импульс к развитию от «критического периода» к «жизнеспособному состоянию плода», и третья самскара отмечает развитие от «жизнеспособности» к «полному созреванию».

После рождения ребенка выполняется джатакарма, совершаемая ради продления жизни новорожденного. Затем следуют намакарана, или церемония имянаречения, и нишкрамана, происходящая во время четвертого месяца после родов, когда ребенка впервьые выносят за двери и показывают ему солнце, животворящий источник жизни, материальное воплощение Божественного Санитара Между пятым и восьмым месяцами после рождения совершают це ремонию аннапрашаны, когда в рот ребенка в Первый раз кладут ри (или другую твердую пищу). Затем следуют чудакарана, или церемония тонзуры240, и (в случае первых трех, или «дваждырожденных>> каст) упанаяна, то есть надевание священного шнура. Теперь джива возрождается к духовной жизни. Существует, наконец, удваха, или женитьба, когда несовершенная джива гарантирует своим потом ством, что человеческая жизнь будет продолжена, ибо она являеся условием прогресса дживы и ее окончательного возвращения к своему Божественному Источнику. Все это описано в девятой главе этой Тантры. Существуют также десять самскар мантры (см. выше). Итак, самскары совершаются на некоторых стадиях развития человеческого тела с целью достижения благоприятных для организма результатов. Современная медицинская наука стремится достичь тех же самых результатов, но использует для этих целей физические методы современной западной науки, соответствующей эпохе материализма, в то время как в самскареиспользуются сверхфизические (психические, или оккультные, или метафизические и субъективные) методы древней восточной науки. Таинства Католической Церкви и другие ее церемонии, некоторые из которых ныне вышли из употребления241, дают примеры западных аналогов тех же самых психических методов.

ПУРАШЧАРАНА

Это форма садханы, состоящая в многократном повторении мантры (после некоторых приготовлений и с соблюдением некоторых условий). Ритуал242 связан с временем и местом совершения, размерами и украшением мандапы (навеса) и алтаря и другими тому подобными вещами. Существуют определенные правила, указывающие, как питаться перед пурашчараной и во время ее совершения. Садхака должен есть хавишъянну143или вместо нее кипяченое молоко (кшира), фрукты, индийские овощи или пищу, полученную как подаяние, избегая всякой пищи, способной возбудить страсть. Выполняются определенные условия и практики с целью разрушения греха, такие, как, например, воздержание, омовение, джапа Савитри-мантры5008, 3008 или 1008 раз, угощение брахманов и так далее. За три дня до пуджи совершается поклонение Ганеше и кшетрапале(божеству-покровителю места). Съедается паньчагавья144, или пять продуктов, получаемых от коровы. Призываются Солнце, Луна иДевы. Затем следует санкалъпа245, после чего ставят дхату, или кала-шу (сосуд), в который должна быть призвана Деви. На земле чертится мандола, или особым образом нарисованная фигура, на которую ставится дхата. Затем в калашу кладутся пять или девять драгоценных камней, умащенных ритуальной субстанцией красного цвета, накрываемых листьями. Затем ритуал предписывает садхаке завязать узлом макушечный локон (шикху) и принять позу (асану), после чего выполнять джапу (см. выше), нъясу (см. ниже) и весь ритуальный процесс повторения мантры. Так осуществляется предписанная медитация. Произносится куллука246, мантра «пробуждается»(мантра-чайтанъя) и повторяется столько раз, на сколько был дан обет.

БХУТА-ШУДДХИ

Целью этого ритуала, описанного в «Маханирвана-тантре» (гл.У, стих 93 и следующие), является очищение стихий, составляющих тело247.

«Мантра-маходадхи» говорит о нем как о ритуале, предваряющем поклонение Деве248. Выше уже был описан процесс эволюции из Парабрахмана.Здесь же речь идет о ритуале, с помощью которого совершается мысленный процесс, благодаря которому тело находит прибежище в мысли, решительно утверждающей себя в благодатном источнике своего возникновения. Земля ассоциируется с чувством запаха, вода — вкуса, огонь — со зрением, воздух — с осязанием, и эфир — со звуком. Кундалши пробуждается и подходит к свадхиштхана-чакре. Элемент «земли» растворяется «водой», «вода» поглощается «огнем», «огонь» —«воздухом», а «воздух» — «эфиром». Каждый из элементов, таким образом, растворяется в более высоком и тонком и так продолжается вплоть до достижения общего для всех Источника. Растворив поочередно все грубые элементы (махабхуты) вместе с тонкими элементами (танматрами) и связанными с ними соответствующими органами восприятия (индриями), практикующий вбирает последний элемент, «эфир», вместе с соответствующей ему танматрой звука в свое самосознание (ахамкару), после чего ахамкара вбирается в махат, а тот, в свою очередь, в

Пракрити. Так он прослеживает в себе все ступени эволюции. Затем, в соответствии с монистическим учением веданты, Сама Пракритивоспринимается как Сам Брахман, энергией которого Она является и, следовательно, уже пребывает в единстве с Ним. Думая затем о черномпуруше, олицетворяющем собой образ всякого греха, садхака очищает свое тело мантрой, сопровождаемой кумбхакой и речакой249, и медитирует на свое обновленное тело как на небесное (дева) тело, которое затем укрепляется «пристальным небесным взглядом (см. ниже).

НЬЯСА

Это слово, происходящее от корня «помещать», означает наложение кончиков пальцев и ладони правой руки на различные части тела, сопровождаемое особымимантрами. Нъясы бывают различных видов250. Джива-нъяса251 следует за бхута-шуддхи. После очищения старого, «земного», тела и формирования нового, «небесного», садхака приступает к наполнению тела жизнью Деви. Он делает это посредством джива-нъясы.Положа руку на сердце, он произносит мантру «сохам» (« Я — Он»), отождествляя себя с Деви. Затем, помещая восемь проявлений Кула-Кундалинисоответствующих им местах, он произносит следующую мантру:«Ам крим крим йам рам лам вам шаш шам сам ком хаум хамсах. Жизненные дыхания высочайше благословенной и благой Изначальной Калики — теперь здесь»252. «Ам (и т.д.). Воплощенный дух высочайше благословенной и благой Изначальной Калики помещен здесь»253. «Ам (и т.д.)- Все чувства высочайше благословенной и благой Изначальной Калики помещены здесь»254; и, наконец, «Ам (и т.д.). Пусть речь, разум, зрение, слух, обоняние и жизненные дыхания высочайше благословенной и благой Изначальной Калики, приходящие сюда, всегда пребывают здесь в мире и счастье. Сваха»255. Вслед за этим садхака становитсядевата-майей. В дальнейшем, после описанного выше растворения греховного тела, сотворив себе новое, божественное, тело и наполнив его жизнью Деви, он переходит к матрика-ньясе. Матри-ка — это пятьдесят букв санскритского алфавита; подобно тому, как рождаются от земной матери, так же от матрики, или звука, происходит мир. Шабдабрахман, «Звук», «Логос» или «Слово» — все это Творец миров имен и форм.

Тела Девять/ состоят из пятидесяти знаков матрики. Поэтому садхака вначале мысленно размещает (антар-матрика-нъяса) буквы алфавита на соответствующих местах в шести чакрах, а затем и на внешнем плане, посредством физического действия (бахъя-матрша-ньяса), располагает их, как представляющие и образующие собой различные части тела Деваты, которое таким образом создается внутри самого садхаки.Он помещает свою руку на различные части тела и одновременно четко произносит соответствующую данной части тела матрику.

Ментальное расположение матрики в чакрах следующее: в лотосе аджни хам и кшам (за каждой буквой в этом и последующих случаях, как говорится, идет мантра номах)256; в лотосе вишуддхи ам, ам и остальные гласные; в лотосеанахаты кам , кхам и т.д. до тхам; в лотосе манипуры дам, дхам, и т.д. до пхам; в лотосесвадхиштханы бам, бхам , и т.д. до лам; в лотосе муладхары вам, шам257, шам258, сам. Затем следует внешнее размещение. Гласные в своем обычном порядке с анусварой и висаргой размещаются на лбу, лице, правом и левом глазах, правом и левом ушах, правой и левой ноздрях, правой и левой щеках, верхней и нижней губах, верхних и нижних зубах, голове и внутренней полости рта. Согласные от кам до вам размещаются на основании правой руки и локте, на запястье, основаниях и кончиках пальцев, на левой руке, на правой и левой ногах, правом и левом боках, на спине, пупке, животе, сердце, на правом и левом плечах, в пространстве между лопатками (какуда), а затем от сердца до правой ладони помещается первая шам, а от сердца до левой ладони — вторая шам; от сердца до правой ступни — сам; от сердца до левой ступни — хам, и, наконец, от сердца до живота, и от сердца до рта — кшам. В каждом случае произносится Ом в начале и «номах» в конце. Согласно «Тантра-cape», матрика-нъя-са, также подразделяется на четыре вида, совершаемых с различными целями, а именно: кевала, где слоги матрики произносятся без бинду; бинду-самьюта — с бинду; сансарга— с висаргой; и собхъя — с висаргой и бинду.

Затем следует риши-нъяса для достижения чатур-варги259. Мантры прилагаются к голове, рту, сердцу, анусу, обеим стопам и ко всему телу в целом. Обычно используются следующие мантры: «В голове — приветствие Риши (Провидцу, дающему Откровение) Брахме260; во рту — приветствие Гаятри-мантре261; в сердце — приветствие Деви Матери Сарасвати262; в прикрываемой интимной части — приветствие бидже, согласным264; приветствие шакти, гласным — в ступнях264; приветствие висарге, килаке— во всем теле265». Иная форма нъясы, в которой используется биджа, известна как ньяса Адъи (Изначальной). Она упоминается, но не приводится, в главе V, стих 123: «В голове — приветствие Брахме и (всем) брахмарши266; во рту — приветствиегаятри и другим формам стихосложения267; в сердце — приветствие изначальной Девате Кали268; в прикрываемой интимной части —приветствие бидже крим269; в обеих ступнях — приветствие шакти хрим270; во всем теле — приветствие Калике.Шрим»271.

Потом следуют анга-ньяса и кара-ньяса. Обе они являются формами шаданга-нъясы212. Когда шаданга-нъяса выполняется на те-ае, она именуется хридайади-шаданга-нъясой, а когда ее совершают только пятью пальцами и ладонями рук — ангуштхади-шаданга-пьясой.Первая выполняется следующим образом: краткая гласная «а», согласные группы ка-варга и долгая «а» произносятся с «хрида-яя ламах» намах, или приветствие, сердцу»). Краткая гласная «и», согласные группы ча-варга и долгая «и» произносятся с «ширасе сваха» («сваха — голове»). Твердые согласные группы та-варга вместе с двумя гласными «у» (краткой и долгой) произносятся с «шикхаяй вашат» («вашат — макушечному локону»). Подобным же образом мягкие согласные группы та-варга вместе с гласной«е» и дифтонгом «аи» произносятся с «кавачая273 хум». Краткая гласная «о», группа согласных Па-варга и долгое «о» произносятся с «нетра-траяя-вау-шат» («ваушат — трем глазам»)274. Наконец, согласные от «йа» до «кша»вместе с бинду и висаргой275 произносятся с «кара-тала-пришт-хабхъям астрая пхат» («пхат — наружной и тыльной сторонам ладони»)276.

Мантры шаданга-нъясы на теле используются для кара-ньясы, в которой они соотносятся с большими пальцами, «грозящими», или указательными, пальцами, средними пальцами, безымянными пальцами, мизинцами, а также наружной и тыльной сторонами ладоней. Эти действия на теле, пальцах и ладонях стимулируют также и нервные центры и нервы в них.

В numxa-нъясе место матрики занимают питхи. Питха, в общеупотребительном смысле, — это Камарупа и другие места, список которых приводится в «Йогини-хридайе»277.

Нъяса — великий помощник в достижении такого состояния, когда садхака ощущает, что бхава (природа, состояние) Деватынаполняет его своим присутствием. В этом случае ньяса уподобляется ношению драгоценных камней, которые садхака возлагает на раз-шчные части тела. Эти драгоценные камни — биджи Деваты. С помощью ньясы он помещает своего Абхишта-девату в эти части и посредством въяпака-нъясы распространяет Его присутствие на всего себя. Он пропитывается Им, теряя себя в Божественной Самости.

Нъяса используется также для правильного распределения шакти по всей системе человеческого тела путем направления ее к надлежащим местам. Это делается, чтобы избежать возникновения внутреннего дисбаланса и отвлечения внимания при почитании. Нъясы, так же как и асаны, необходимы для достижения желаемого состояния ума и его очищения (читта-шуддхи). «Das denken ist der mass der Dinge»279. Трансформация мышления есть трансформация существования. Это наиболее существенный принцип и рациональная основа всей этой и ей подобных тантрических садхан.

ПАНЬЧАТАТТВА

Уже отмечалось, что существуют три класса людей: пашу, виры и дивъи. Действие гун, производящих эти типы, влияет (на грубом материальном плане) на животные наклонности, проявляющиеся в трех главных физических функциях — еде и питье, которыми поддерживается аннамайя-коша\и в половом сношении, которые! она репродуцируется. Эти функции составляют содержание панъчататтвы, или панъчамакары («пяти М»), как ее обычно называют, Панъчататтва — это мадъя (вино), мамса (мясо), матсъя (рыба), мудра (поджаренные зерна) и майтхуна (соитие). В обычном слово» употреблении слово «мудра» означает ритуальные жесты или положения тела в поклонении и хатха-йоге, но как один из пяти перечнсленных элементов, представляет собой поджаренные зерна злаков и определяется именно таким образом279: «Бхриштаданйадикам йадйад чавйанийам прачакшате са мудра катхита деви сарвешам нагананди ни». Тантра говорит о пяти элементах, называя их панъчататтвой куладравъей, кулататтвой, а также некоторыми эзотерическими наименованиями, такими как каранавари, или тиртхавари— для вина а пятый элемент обычно называется лата-садханой280 (садханой с женщиной, или шакти). Более того, эти пять элементов имеют дополнительные различные значения в зависимости от того, частью какой садханы — тамасической (пашвачары), раджасической(вирачары) или же саттвической (дивъячары) — они являются.

Все элементы или их заменители очищаются и освящаются, а затем, с соответствующим ритуалом, первые четыре потребляются после чего следует лата-садханаили ее символический эквивалент. Тантра запрещает беспорядочное использование элементов. Они могут быть использованы или потреблены только после очищения (шодханы) и во время поклонения281 в соответствии с тантрическим ритуалом. Также, конечно, запрещены все излишества. «Шьяма-рахасья» прямо говорит, что невоздержанность ведет в ад, и эта, «Маханирвана-тантра», в пятой главе осуждает невоздержанность. Хорошо известное тантрическое изречение, описывающее истинного «героя» (виру), говорит, что это не тот, кто обладает огромной физической силой и удалью, известен, как обжора и пьяница или человек с могучей сексуальной энергией, но тот, кто взял под контроль свои чувства, ищет истину, всегда занят почитанием, и кто освятил вожделение и все другие страсти (джитендрийах сатйавади нитйа-нуштхана-татпарах камади-валиданаш ча са вира ити гийатё).

Элементы (в их буквальном понимании) отнюдь не полезны в садхане для всех и каждого. Природа пашу требует строгой приверженности ведическим правилам во всем, что касается этих физических функций, даже при поклонении. Это правило запрещает питье вина, как субстанции, над которой тяготеют три проклятия (Брахмы, Качи и Кришны), что выражается в следующих словах: «Не следует пить вина282, давать или брать его» (мадйам апейам адейам аг-рахйам). Питье вина в обычной жизни ради удовлетворения чувственного аппетита фактически есть грех, влекущий за собой необходимость раскаяния и искупления (праяшчитты) и приводящий, согласно «Вишну-пуране»283, к наказанию в том же аду, куда отправляется убийцабрахмана. Что же касается мяса и рыбы, то высшие касты (кроме Бенгалии), подчиняясь ортодоксальной дисциплине смартов, не едят ни первого, ни второго. Даже и в самой этой области высшие и самые строгие брахманы не едят этого. Однако основная масса населения Бенгалии, как мужчины, так и женщины, ест рыбу, а мужчины также употребляют мясо козлов, предварительно принесенных в жертву Божеству. Равным образом вайдика-дхармастрога и в том, что касается полового сношения. Майтхуна иначе, чем с собственной женой домохозяина, осуждается. И это не только в ее буквальном понимании, но имеется в виду также и так называемая аштанга (восьмеричная)-маитхуна: смаранам (думание об этом), кирттанам(обсуждение этого), кепи (заигрывание с женщинами), прекшанам (взгляд на женщин), гухъя-бхашанам (разговор с женщиной наедине), санкальпа (желание или стремление к майтхуне), адхь-явасая (решение ее выполнить), рия-нишпати (фактическоесоверше-ние полового акта). Короче говоря, пашу (и, исключая ритуальные цели, не пашу) должны, по словам «Шакта-крамии»284 избегать майтхуны, бесед на эту тему и общества женщин (майтхунам тот катхалапам тад гоштхим париварджджайет). Даже по отношенвд к собственной жене домохозяину поощряется супружеское воздер^ жание. Божественность в женщине, подчеркнуто провозглашаемая Тантроц, признается также и в обычном ведическом учении, так как это с очевидностью заложено в основании, на котором покоятся все шастры. К женщине не следует относиться просто как к объекту наслаждения, но, наоборот, как к богине домашнего очага (грихадевате). Согласно возвышенным указаниям Шрути, соединение! мужчины и женщины есть в действительности священный обряд —ч жертвоприношение в огне (хома), при котором она является одновременно очагом(кундой) и пламенем — и тот, кто знает это как хо« му, достигает освобождения285. Подобным же образом тантрическая мантрадля Шива-шакти-йоги гласит: «Это внутренняя хома, в которой жертва, состоящая из фунций чувств, по пути сушумны направляется к Духу, подобно огню вспыхивающему от топленого масла (гхи) заслуги и недостатка, взятого из разума, подобного сосуду с топленым маслом. Сваха»286. Ведическая дхарма (ныне в этом вопросе игнорируемая) не исчерпывается предписанием, чтобы при соединении супругов муж поклонялся совместно с женой287. Брахмачаръя, или воздержание, не является, как это иногда полагают, обязанностью исключительно стадии (ашрамы) ученичества, но она является и правилом, руководящим также и поведением женатого домохозяина (грихастхи). Согласно ведическим установлениям, соединение мужчины с женой должно иметь место только один раз в месяц на пятый день после прекращения менструаций, и только тогда. Потому, как раз именно это имеется в виду, когда «Нитья-тантра», характеризуя пашу, говорит, что он — тот, кто избегает половой связи, за исключением пятого дня (ритукалам вина девы раманам париварджджайет). Другими словами, пашу — это тот, кто в данном случае, как и в других вопросах, следует всем ритуальным и иным ведическим предписаниям, управляющим повседневной жизнью всех обычных людей.

Вышеупомянутые правила управляют жизнью всех людей. Единственное исключение Тантра делает для целей садханы в случае тех, кто компетентен(адхикари) для вирачары. В действительности же считается, что это исключение вообще не является, строго говоря, исключением из ведического учения. Ошибочно полагать, буд-то тантрика-рахасъя-пуджа противопоставлена Ведам. Так, запрещая употребление вина в повседневной жизни и ради обычного чувственного удовольствия. Веды в то же время предписывают религиозную яджню с вином. Такое ритуальное использование Тантра также разрешает, но при условии, что садхака является подготовленным для такой садханы, в которой употребление вина является частью ритуала и метода.

Тантра усиливает ведическое правило во всех случаях, ритуальных или иных, когда оно затрагивает тех, кто руководствуется вайдикачарой.«Нитья-тантра» говорит: «Они (пашу) никогда не должны поклоняться Деви в последней части дня, вечером или ночью» (ратрау наша йаджед девим сандхйайам вапаранхакё)', поскольку любое такое поклонение завершается майтхуной, запрещенной для пашу. Вместо этого предписываются заменители288, такие как, например, предложение цветов с руками, сложенными в каччха-па-мудру, либо соитие с собственной женой поклонника; вместо вина пашу следует (если он брахман) употреблять молоко, (если кшатрий) — топленое масло, (если вайшья) — мед, и (если шудра) — напиток, сделанный из риса. Соль, имбирь, сезам, пшеница, маша (бобы) и чеснок являются заменителями мяса; белый овощбринджал, красный редис, масур (разновидность гороха), красный сезам и панипха-ла (водное растение) заменяют рыбу. Нешелушенный или обычный рис, пшеница и горох обычно выступают как мудра.

Вира, или, скорее, тот, кто пригоден (адхикари) к вирачаре — ибо истинная вира-бхава представляет собой конечный итог — начинает садхану с раджасической панъчататтвы, которая используется для разрушения чувственных наклонностей, как ее побочных проявлений. Утверждается, что панъчататтва является весьма существенной для поклонения Шакти289. Эта Тантра заявляет, что поклонение без использования этих таттв — не более, чем практика вредоносной магии.

По поводу этого отрывка комментатор Джаганмохана Тар-каланкара замечает следующее. «Давайте посмотрим, что более всего способствует падению человека, делая его забывающим свой долг, ввергающимся в грех и умирающим ранней смертью. Первыми среди таких вещей стоят вино и женщины, рыба, мясо, мудра и все сопутствующее им. Из-за этих вещей мужчины потеряли свое мужество. И в то же время Шива желает воспользоваться этими сущими ядами для того, чтобы искоренить яд в человеческом обществе. Яд есть и противоядие. Это правильное лечение для тех, кто страстно желает выпить или вожделеет к женщинам. Врач, однако, должен быть из опытных людей. Ведь, если случится ошибка в приеме лекарства, пациент все равно, что умер. Шива сказал, что путь кулачары также труден, как хождение по лезвию меча, и пройти им не легче, чем удержать дикого тигра. Имеется тайный аргумент в пользу панъчататтвы, и такое понимание этих таттв следует предпочесть всякому другому. Однако, только посвященный может понять этот аргумент, и поэтому Шива указал, что его не следует открывать всем и каждому. Посвященный, увидев женщину, совершит поклонение ей, как своей собственной матери или Богине (Ишта-девате). «Виш-ну-пурана» говорит, что, кормя свои желания, вы не сможете удовлетворить их. Это подобно очищению топленого масла на пламени огня. Хотя все это и правда, однако, опытный духовный учитель (гуру) узнает, как с помощью ядовитых лекарств убить яд сансары. Шива, однако, запретил беспорядочное обнародование этого. В свете сказанного значение отрывка представляется таким: целью тантрического поклонения является Брахма-саюджъя, или соединение с Брахманом.Если это не достигнуто, ничто не достигнуто. С теми склонностями, какие есть у человека, это может быть достигнуто с помощью специального лечения, предписанного Тантрами. Пока оно не последует, чувственные склонности остаются неискорененными и работа (с точки зрения желаемого конца Тантры) также бессмысленна, как и магия, которая в руках такого человека причиняет только вред всем остальным».

Другой тайный аргумент, упоминаемый здесь, это тот, посредством которого показывается, что частная жизнь может быть возвышена до всеобщей жизни на колеснице тех же самых страстей, которые устремлялись только в направленное вниз центробежное течение. Это течение представляет собой наиболее мощные узы, привязывающие человека к частному. Цитированный отрывок упоминает о необходимости духовного руководства со стороны гуру. Желание подобных практик при отсутствии гуру приводит к неизбежному извращению системы. Когда пациент (шишъя) остается наедине со своей болезнью, у него есть еще слабая надежда на выздоровление, но когда пациент, болезнь и врач (гуру) — все на одной, причем ошибочной, стороне, тогда ничто не может спасти человека от спуска по пути, ведущему вниз, в то время как цель садханы как раз заключается в том, чтобы предотвратить этот спуск. Это имеется в виду в стихе 67 в первой главе этой «Маханирвана-тантры».

Однако, вследствие извращений, особенно касающихся таких таттв, как мадья и майтхуна, эта Тантра, согласно доступной версии, предписывает в определенных случаях ограничения, связанные с их использованием. Она предписывает290, что, когда кали-юга находится в полной силе, домохозяева (грихастхи), чьи умы поглощены мирскими заботами, должны заменять вино «тремя сладостями» (мадхура-трая).Тем, у кого подвижный темперамент и чьи умы устремлены к Брахману, разрешается пить пять чаш вина. Что же касается майтхуны, то эта Тантра утверждает291 что в кали-югу люди становятся слабыми по своей природе и, будучи подверженными вожделению, они по этой причине не распознают в женщине (шак-ти) образ Божества. Именно поэтому Тантра предписывает292, что когда кали-юганаходится в полной силе, пятая таттва может совершаться только со свия-шакти, или собственной женой практикующего, и что соитие с женщиной, не состоящей с ним в браке (либо в форме брахма-вивахи, либо шайва-вивахи), запрещено. В случае других шакти (паракияи садхарани) ему предписано293 вместо майтхуны медитировать на лотосоподобные стопы Деви, совершая при этом джапу своей ишта-мантры. Однако, данное правило, по словам комментатора, не имеет универсальной применимости. В этой Тантре Шива запретил садхану с последней таттвои (в случае практики с паракия- и садхарани-шакти294) людям слабого заурядного интеллекта, управляемого вожделением; но для тех, кто посредством садханы подчинил свои страсти и достиг состояния истинного вирыили сиддхи, нет запрещенных методов лата-садханы295. По всей видимости, эта Тантра фактически протестует296 против неправильного использования таттв, проистекающего из ослабления подлинных правил и условий, управляющих ими. Без паньчататтвы в той или иной форме Шакти-пуджа не может быть совершена. Божественная Мать вселенной должна по достоинству почитаться с этими элементами. Благодаря надлежащему их использованию, вселенная (джа-гат-брахманда) сама выступает как средство поклонения. Вино означает силу (шакти), производящую все огненные элементы; мясо и рыба — выразитель всех земных и водных животных; мудра — всей растительной жизни, амайтхуна— волю (мччху), действие (крию) и знание (джняну) энергии (шакти) Высшей Яракрити, производящей великое блаженство297, которое сопровождает весь процесс творения298. Таким образом. Матери жертвуется вся бесконечная жизнь Ее формопроявленной вселенной.

Целью реальной садханы является усиление саттва-гупы. Когда посредством той или иной предписанной садханы саттва-гупа приобретает значительное преобладание, то избирается новая саттвика-садхана, соответствующая людям высшего типа - дивъя-бхавы. В этой последнейсадхане названия панъчататтвы используются лишь как символические обозначения для операций чисто умственного и духовного характера. Так, например, «Кайвалья»299 утверждает, что «вино» — это опьяняющее знание Парабрахмапа, приобретенное посредством йоги, и это вино делает поклоняющегося невосприимчивым к внешнему миру. Мясо (мамса) — не какая-то овеществленная плоть, но усилия, посредством которых садхака вручает все свои действия Мне (мам). Матсъя (рыба) — это лишь то саттвическое знание, благодаря которому через ощущение «мама-ты» («я и мое»)100 практикующий сопереживает наслаждениям и страданиям всех существ. Мудра — это действия по разобщению со всякой связью со злом, которое всегда заковывает в узы, а майтху-на означает соединение Кундалини-шактис Шивой в теле практикующего. Это, как гласит «Йогини-тантра»™1, есть наилучшее из всех видов соединения для тех, кто уже подчинил своему контролю свои страсти (яти). Согласно «Агама-cape», вино означает сомадхару, или лунную амброзию, сочащуюся каплями из брахмаранхдры; мамса (мясо) — это язык (ма), частью (амшей) которого является речь. Садхака, контролируя свою речь, «съедает» его. Матсъя (рыба) — та самая пара, что в непрерывном движении пребывает в двух реках —иде и пингале102. Тот, кто контролирует праиаямой (см ниже) свое дыхание, «вкушает» их посредствомкумбхаки^. Мудрой именуется пробуждение знания в основании околоплодника великого лотоса сахасрары, где Атма, подобный ртути, сверкающий, как десять миллионов солнц, и восхитительно свежий, как десять миллионов лун, соединяется с Деви Кундалини. Эзотерическое значение майтхуны объясняется Агамой: в кунде304 находится ярко-красная буква «pa», a в махайони305 — буква «ма» в форме бинду. Когда ма-кара («ма»), восседающий на хамсе в форме а-кары («а»\ соединяется с ракарой(«pa»), садхака достигает брахма-джняны — источника высочайшего блаженства — и с этого момента он именуется атмарамои306, ибо в сахасраре он обретает блаженство в Атме. Это соединение на чисто саттвическом уровне. На уровне раджаса ему соответствует соединение Шивы и Шакти в личностях Их почитателей.

Соединение Шивы и Шакти описывается как истинная йога. Отсюда, по словам Ямалы, возникает та радость, которая известна как Высшее Блаженство307.

ЧАКРА-ПУДЖА

Поклонение с панъчататтвой обычно совершается группой, называемой чакрой и состоящей из мужчин (садхаков) и женщин(шакти), или бхайравов и бхайрави. Поклоняющиеся сидят, образуя круг (чакру), попеременно мужчины и женщины, причемшакти садится слева от садхаки. Руководитель чакры (чакрасвамин, или чакрешвара) сидит со своей шакти в центре, куда ставятся кувшин с вином и другие предметы, используемые в поклонении. Во время чакры все едят, пьют и поклоняются вместе, игнорируя кастовые различия308. Однако следует заметить, что пашу не может быть введен сюда. Существуют различные виды чакр, такие как вира-, раджа-, дева-, махачакра и другие чакры, приносящие различные плоды своим участникам309. Глава VI «Маханирвана-тантры» рассказывает о панъчататтве, а глава VIII описывает бхайрави- и таттва- (или дивъя)-чакры™'. Последняя — для поклонниковБрахма-мантры.

ЙОГА

Слово это образовано от корня «йудж» («соединять»). С точки зрения грамматики оно представляет собой сандхи, в логике оно — авъява-шакти, или сила частиц, взятых вместе. В современном и наиболее известном смысле это соединение дживы, или воплощенной души, сПараматмой, или Высшим Духом311, а также означает действия, посредством которых такое соединение может быть достигнуто. Существует естественная йога, в которой пребывают все существа, и в действительности только благодаря этому тождеству,! они и существуют. Это положение является одним из общеизвест-] ных, хотя на практике оно часто упускается из виду. «Primus modus unionis est, quo Deus, ratione suae immensitatis est in omnibus rebus per essentiam, praesentiam, et potentiam; per essentiam ut dans omnibus esse; per praesentiam ut omnia prospiciens; per potentiam ut de omnibus dis-potens»312. Цитируемый богослов-мистик далее продолжает: «Sedhaec unio animae cum Deo est generalis, communis omnibus et ordinis naturalis... ilia namque de qua loquimur est ordinis supernaturalis actualis etfructiva». Вот об этой особой йоге, которая в действительности отнюдь не является чем-то более «сверхъестественным», чем первая, мы и ведем речь. Йога в ее техническом смысле и означает реализацию этого тождества, которое существует, хотя и не общеизвестно, за счет разрушения обманчивой видимости разделения. «Нет уз, равных в силе майе, и нет силы для разрушения этих уз большей, чем йога. Нет друга лучшего, чем знание (джняна), нет хуже врага, чем эгоизм (ахам-кара). Как для того, чтобы изучить шастры, приходится сначала изучить алфавит, так и йога необходима для достижения таттва-джняны (истины)»313. Животное тело является результатом действия, и из тела проистекает действие. Этот процесс может быть уподоблен возвратно-поступательному движениюгхати-янтры, или водоподъемника314. Через свои действия существа постоянно идут от рождения к смерти. Полное достижение плода йоги заключается в постоянной и неизменяющейся жизни в ноуменальном мире Абсолюта.

Йога имеет разнообразные наименования, которые обусловлены особенностями практикуемых методов. Однако, имеется два основных подразделения: хатха-йога(или гхатастха-йога) и самадхи-йога, одной из форм которой является раджа-йога. Хатха-йога обычно понимается неправильно, как в своем определении, так и в плане цели. Рассмотренное заблуждение отождествляет ее с преувеличенными формами самообуздания.

«Гхеранда-самхита» хорошо определяет ее как «способы, посредством которых достигается превосходная раджа-йога. Действительное соединение не является результатом одной только хатха-йоги, которая занимается определенными физическими процессами, подготовительными или вспомогательными по отношению к контролю над умом. Посредством одного только такого контроля соединение может быть действительно достигнуто. Сказанное не означает, что все процессы хатха-йоги, описанные здесь или в других книгах, являются необходимыми для достижения раджа-йоги. Необходимое должно быть определено в соответствии с обстоятельствами каждого конкретного случая. То, что удобно или необходимо в одном случае, может не быть таковым в другом. Специфической особенностью тантрической вирачары является соединение садхаки и его шакти в лата-садхане. Это — процесс, который категорически запрещен для пашу теми же самыми Тантрами, которые предписывают его вирам. Соединение Шивы и Шакти в высшей садхане отличается по своей форме, будучи соединением кундалини-шакти му-чадхары с бинду, находящимся над сахасрарой.Этот процесс, называемый пронзанием шести чакр, описывается в отдельном параграфе позднее. Хотя все процессы хатха-йоги не являются необходимыми, по крайней мере некоторые из них обычно рассматриваются в качестве таковых. Так, в хорошо изученной аштанга-йоге (восьмеричной йоге), ставящей своей высшей целью самадхи, предписываются физические условия и процессы, известные как асаны и пранаяма (см. ниже).

Эта йога предписывает пять внешних (бахиранга) методов для подчинения тела, а именно: 1. яма — воздержанность, или самоконтроль, включающий в себя половое воздержание, непричинение вреда другим (ахимса), доброжелательность, всепрощение, делание добра без желания вознаграждения, отсутствие жадности, умеренность, чистота мысли и тела, и т.д.315; 2. нияма — религиозные практики, милосердие, аскетизм, чтениешастр и Ишвара-пранидхана, стойкая преданность Господу316; 3. асана — сидячие положения, или позы (см. ниже); 4.пранаяма — регуляция дыхания, когда йогин равномерно распределяет жизненные дыхания и дышит осознанно, что особенно благоприятно для умственной концентрации, тогда как другие люди дышат хаотически и бессознательно (см. ниже); 5. пратьяхара — обуздание чувств, которое основывается на использовании первых четырех процессов, имеющих дело с подчинением тела; далее идут три внутренних метода (йога-анга) для подчинения ума, а именно: 6. дхарана — внимательность, постоянство ума и фиксация его внутреннего органа (читты) особым образом, описываемым в трудах но йоге; 7. дхъяна — постоянное и непрерывное созерцание объекта размышления; 8. самадхи — в той форме, которую принято называть савикалъпа-самадхи. Савикалъпа-самадхи — это более глубокое и более интенсивное созерцание Самости, направленное на исключение всех иных объектов и состоящее в трансе или экстазе. Этот экстаз совершенствуется до стадии удаления малейших следов различения субъекта и объекта в нирвикалъпа-самадхи, где имеет место быть полное соединение с Параматмой, или Божественным Духом. Вайрагъей (бесстрастием) и поддержанием ума в неизменном состоянии достигается йога. Это знание, «ахам Брахмасми» («Я — Брахман»), не приносит освобождения (мокши), а само является освобождением. Говорят ли о йоге, как о соединении Аула-Кундалини с Парамашиеой или соединении индивидуальной души (дживатмы) с Высшей Душой(Параматмои), или же как о состоянии ума, в котором всякая посторонняя мысль пресекается, или как о контроле или подавлении мыслительный активности (читта-вритти), или о соединении «луны» и «солнца» (иды и пингалы), пра-ны и апаны, пади и бинду, и т.д. — значение и цель во всех случаях одни и те же.

Для достижения умственного контроля и концентрации йога использует некоторые предварительные физические процессы (садхану), такие как шаткарма, асаны, мудры и пранаяма. С помощью этих четырех процессов и трех умственных действий приобретаются семь качеств, известных какшодхана, дридхата, стхира-та, дхайръя, лагхава, пратьякша, нирлиптатва311 (см. ниже).

СЕМЬ вИДОВ САДХАНЫ

Шодхана: шаткарма

Первое, или очищение, совершается с помощью шести процессов, известных как шаткарма. Первый из них — дхаути, или очищение, бывающее четырех видов: внутреннее очищение (антар-дха-ути); очищение зубов и т.д. (данта-дхаути); «сердца»(хрид-дхаути) и, наконец, ректума (мула-дхаути).

Алтар-дхаути также четверично — в него входит: ватасара, с помощью которой воздух направляется в живот и затем удаляется; варисара(с ее помощью тело заполняется водой, удаляемой затем через анус); вахнисара, в которой делается набхи-граптхи с целью воздействия на позвоночный столб (меру); вахишкрита (бахишкрита), когда живот посредством какшш-мудры™ наполняется воздухом, удерживаемым половину ямы119 и затем испускаемым наружу. Также дапта-дхаути бывает четырех видов и состоит в очищении зубов и языка, ушей и других подобных «внутренних полостей головы» (капала-рандхра). Правильно выполненное хрид-дхаути удаляет слизь и желчь. Это делается с помощью тростинки (данда-дхаути) или ткани (васодхаути), проталкиваемых в горло или проглатываемых, либо вызыванием рвоты(вамапа-дхаути). Мула-дхаути выполняется для расчищения выхода апана-вайю и производится либо средним пальцем и водой), либо стеблем растения куркума.

Васти (басти) — вторая из шаткарм, она двоична и бывает либо сухой (шутка), либо водяной (джала). Во второй формеиогин сидит в позе уткатасана320 погрузившись в воду до пупка, при этом сокращая и расширяя анус ашвини-мудрои; либо то же самое делается в позе пашчимоттанасана321, при этом мягко двигая животом ниже пупка. В нети очищаются ноздри куском мягкого шнура. Лаули-ки представляет собой вращение живота то в одну, то в другую сторону. В тратаке йогин подолгу смотрит, не моргая, на какой-либо предмет небольшого размера, не отрывая взгляда до тех пор, пока слезы не выступят из глаз. Этим приобретается «небесное видение» (дивья-дришти), столь часто упоминаемое в тантрической упасане. Капалабхати — это процесс для удаления носовой слизи. Известны три его способа: вата-крама — вдохом и выдохом; въют-крама — водой, вводимой через нос и выводимой через рот; и шит-крама— обратный процесс.

В целом, все перечисленные процессы представляют собой усилия, благодаря которым тело очищается и становится достаточно чистым для последующей йогической практики.

Дридхата: асана

Дридхатпа, то есть сила или крепость, приобретается практикой асан и представляет собой второй из вышеупомянутых процессов.

Асаны — это положения тела. Обычно этот термин понимается как способы сидения. Но положения не обязательно бывают исключительно сидячими. Некоторые асаны делаются на животе, спине, руках и т.д. Говорится322, что асан столько же, сколько живых существ, поэтому всего их 8 400 000, из которых 1600 провозглашаются как наиболее превосходные, в свою очередь, из них выделяются 32, которые являются благоприятными для людей. Они описываются детально. Двумя наиболее распространенными асанами являются: мукта-падмасана («облегченная поза лотоса»)323, обычное положение для поклонения, и баддха-падмасана324. Патанджали по поводу асан просто указывает наиболее характерные признаки надлежащего исполнения, предоставляя каждому отрегулировать все детали в соответствии с его индивидуальными особенностями. Существуют и некоторые другие асаны, отражающие специфику Тантр. Это такие асаны, как мундасана, читасана и шавасана, в которых сидениемсадхаки являются соответственно черепа, погребальный костер и труп. Этот вид выполнения (хотя он может иметь и другие ритуальные цели) асан образует часть дисциплины, предназначенной для преодоления страха и достижения безразличия — качества, присущего настоящему йогину.

Тантры предписывают как места для проведения таких практик уединенную горную вершину, одиноко стоящий пустой дом, берег реки или место для кремации (шмашану). Внутреннее место кремации — там, где тело желания (камы) и его действия страсти поглощаются огнем знания.

Стхирата: мудра

Cmxupama, или стойкость, приобретается практикой мудр, с которыми имеют дело труды по хатха-йоге и которые представляют собой положения тела. Это своего рода гимнастика, дающая здоровье и разрушающая болезни и смерть325. Такова, например, джала-ндхара326и другие мудры. Они также предохраняют от повреждения огнем, водой и воздухом. Возникающие от практики физическое здоровье и другие результаты их воздействия вступают в сотрудничество с разумом. Единением совершенного ума и совершенного тела на основе их правильного соподчинения достигаютсясиддхи. «Гхеранда-самхита» описывает множество мудр, часть из которых отмечены как наиболее важные. В знаменитой йони-мудре йогин, сидя в сиддхасане, пальцами закрывает глаза, рот, ноздри, уши. Затем, делая какини-мудру, он вдыхает прана-вайю и соединяет его с апана-вайю. Медитируя поочередно на шести чакрах, йогин пробуждает спящую кундалини мантрой «хум хамсах» и, поднимая ее, ведет к саасраре; затем, полагая наполненным себя Шакти и находясь в полном блаженстве единения (сангамы) с Шивой, иогин медитирует на свою Самость, следствием чего является переживание единства, которое есть само блаженство и Брахман321. Ашвини-мудра заключается в повторяющемся сжатии и расширении ануса для целей шодханы или в фазе сжатия только для удержания апаныв практике шат-чакрабхеды. Шакти-чалана прибегает именно к этоймудре, повторяемой вплоть до появления вайю в сушумне. Упражнение сопровождается вдохом и соединением праны и апаны, а производится только в сиддхасанё328.

Дхайрья: пратьяхара

Дхайръя, или стойкость, достигается пратъяхарой. Пратъя-\ара — это обуздание чувств, освобождение ума от любых раздражителей и удержание его под контролем Атмы. Ум изымается из любого направления мысли, и Самость занимает господствующее положение в разуме, обретая способность направлять его. Пратьяхара разрушает шесть грехов329.

Лагхава: пранаяма

Из пранаямы (см. ниже) возникает лагхава (легкость).

Все существа 21 600 раз в день произносят аджапа-гаятри, состоящую из выталкивания дыхания хам-карой и его вдыхания сах-карой.Обычно дыхание распространяется на расстояние двенадцати пальцев, однако при пении, еде, прогулке, сне, соитии это расстояние достигает 16, 20, 24, 30 и 36 пальцев длины соответственно. При интенсивных упражнениях это расстояние увеличивается, и наибольшее расстояние бывает длиной 96. Когда дыхание осуществляется в пределах нормального расстояния, жизнь продлевается. Когда же оно превышает норму, жизнь сокращается. Дурака означает вдох, а речака — выдох. Кумбхака —это задержка дыхания между этими двумя движениями. Согласно «Гхеранда-самхите», кумбхака бывает восьми видов: сахита, сурьябхеда, уджджайи, шитали, бхастрика, бхрамари, мурччха и кевали. Подобным же образом варьирует и пранаяма. Пранаяма — это контроль над физическим дыханием и другими жизненными дыханиями. Она пробуждает шакти, избавляет от болезни, приносит непривязанность к миру и блажен-ство. Ценность ее неоднозначна. Она наилучшая (уттама), когда её мера равняется двадцати; средняя (мадхъяма) — когда при 16 она дает дрожание позвоночника; и худшая (адхама), когда при 12 она вызывает потливость. Необходимо, чтобы нади были очищены, поскольку воздух не входит в них, если они загрязнены. Очищение нади (нади-шуддхи) бывает либо саману, либо нирману, то есть с использованием или без использование биджи. Следуя первой форме, иогин в падмасане делает гуру-пъясу, согласно наставлениямгуру, Медитируя на «йам», он через иду совершает джапу биджи 16 раз, кумбхаку с джапой биджи — 64 раза, затем выдыхает через солнечную нади и совершает джапу биджи 32 раза. От манипуры поднимается огонь и соединяется с притхиви.Затем осуществляются вдох посредством солнечной нади с 16-кратным повторением вахни-биджи и кумбхака с 64-кратным повторением биджи, после чего следует выдох через лунную нади с джапой биджи 32 раза. Он затем медитирует на лунное сияние, сосредоточив взгляд на кончике носа, и вдыхает идой с джапой биджи «тхам» 16 раз. Кумбхака выполняется с биджей «вам»64 раз. Затем он размышляет о себе как о наполненном нектаром и осознает, что нади очищены, после чего делает выдох черезпингалу с джапой биджи «лам» 32 раза и ощущает себя окрепшим и более сильным. Затем он садится на мат из травы куша, оленью шкуру и т.п. и, повернувшись лицом к востоку или северу, делает пранаяму. Для этого упражнения следует, в дополнение к нади-шуддхи, позаботиться о выборе подходящего места, времени и пищи. Так, место не должно быть слишком удаленным, чтобы не вызывать утомления от длительного пути; оно не должно быть незащищенным, подобно лесу, не следует практиковать в городе или в местности с большим скоплением людей, что создает раздражение. Пища должна быть чистой и вегетарианской. Она не должна быть слишком горячей или слишком холодной, острой, кислой, соленой или горькой. Поститься, принимать пищу один раз в день и тому подобное запрещается. Напротив, йогин не должен оставаться без пищи дольше, чем на одну яму (три часа). Принимаемая пища должна быть легкой и калорийной. Следует избегать длительных прогулок и других интенсивных упражнений, равно как и полового сношения (особенно для начинающих это условие является обязательным).

Желудок должен быть наполнен только наполовину. Говорится, что от практики йоги следует воздерживаться весной и осенью. Как уже упоминалось, формы пранаямы различны. Так, сахита, которая бывает либо с биджей (сагарбха), либо без нее (ниргарбха); в первом из этих двух вариантов она выполняется следующим образом: садхака медитирует на Видхи (Брахму), преисполненного раджа-гуной, красного цвета и имеющего вид а-кары, вдыхая через иду в шесть приемов (матр). Перед кумбхакой он делает уддияпа-бандха-мудру.Медитируя на Хари (Вишну) как саттвамайю и черную биджу у-кару, он делает кумбхаку с 64 джапами биджи; затем, медитируя на Шиву как тамомайю и его белую биджу ма-кару, йогин выдыхает через пингалу с 32 джапами биджи; затем, вдыхая посредством питали, он делает кумбхаку, и выдыхает через иду с той же самой биджей. Процесс повторяется в обычном и обратном порядке.

Пратьякша: дхьяна

Дхъяной достигается третье качество реализации, или прать-якша. Дхьяна, или созерцание, бывает трех видов:стхула, или грубая, джъоти и сукшма, или тонкая110. В первом случае посредством умственного представления вызывается форма Деваты. Одна из форм дхъяиы для такой цели следующая: пусть садхака размышляет о великом океане нектара в своем сердце. В центре этого океана находится остров драгоценных камней, берега его сделаны из драгоценного песка. Остров покрыт лесом, где растут деревья кадамба с желтыми цветами. Этот лес окружен малати, чампаками, париджа-тами и другими благоуханными деревьями. Посредине этого леса возвышается прекрасное дерево калъпа, увешанное свежими цветами и плодами. В его листве жужжат черные пчелы и красивые птицы предаются любви. Его четыре ветви — четыре Веды. Под деревом — оольшая мандола из драгоценных камней, и внутри нее — прекрасное ложе, на котором пусть он представит себе своего Ишта-девату.

Гуpy укажет ему форму, одеяние, вахаиу Деваты, сообщит его имя. Джъотир-дхъяна — это вливание огня и жизни (теджаса) в представленную таким образом форму. В муладхаре возлежит змееподобная Кундалшш. Там же пребывает дживатма наподобие конусообразного пламени свечи Затем садхака медитирует на теджомайя-Брахмана или, иначе, между бровями на пранаватмаку, пламя, испускающее юный блеск.

Сукшма-дхьяна — это медитация на Кундалини с шамбхавимудрой после того, как она проснется. Этой йогой (см. ниже) выявляетсяАтма (атма-сакшат-кара).

Нирпиптатва: самадхм

Наконец, посредством сомадхи достигается качество нирлип-татвы, или отрешенности, и с этого момента мукти (освобождение) является достигнутым. Самадхи, рассматриваемое как процесс, есть интенсивный способ умственной концентрации, свободный от всех самкалъпи привязанностей к миру, от всякого самоощущения и самозаинтересованности (маматы). Рассматриваемое как результат такого процесса самадхипредставляет собою соединение дживы с Параматмой*31.

ФОРМЫ САМАДХИ-ЙОГИ

Согласно «Гхеранда-самхите», эта самадхи-йога бывает шести видов332: 1. дхъяна-йога-самадхи — состояние, достигаемоешамб-хави-мудрой333, в которой после медитации на Бинду-Брахман и реализации Атмы (Атма-пратъякши), последний растворяется в маха-каше; 2. нада-йога, достигаемая кхечари-мудрои*4, в которой уздечка языка подрезается и язык вытягивается до тех пор, пока не достигнет пространства между бровями, после чего приводится в перевернутое положение во рту; 3. расананда-йога, достигаемаякумбхакои335, в которой садхака в безмолвном месте затыкает оба уха и делает иу-раку и кумбхаку до тех пор, пока не услышит звук нада, звучание которого изменяется в силе от стрекотания сверчка до звука больших литавр (в результате ежедневной практики становятся слышимы звуки анахаты и виден джъоти с находящимся в нем манасом, который в конечном счете растворяется в высшем Вишну); 4. лайя-сиддхи-йога, выполняемая с помощью уже описанной знаменитой ионимудры336 садхака, размышляя о себе как о Шакти и о Параматме как о Пуруше, ощущает себя в единении (сангаме) с Шивой, наслаждаясь вместе с Ним блаженством, которое есть шрингарараса331, и сам становится Блаженством, или Брахманом', 5. бхакти-йога, в которой с преданностью(бхакти) совершается медитация на Ишта-девату, не прекращающаяся до тех пор, пока вместе со слезами, истекающими от избытка блаженства, не будет достигнуто экстатическое состояние; 6. раджа-йога, достигаемая с помощью маномурччха-кумбха-ки338, при этом манас, отрешенный от всех мирских объектов, фиксируется между бровями в аджня-чакре, и делается кумбхака; соединением манаса сАтмой, в котором джнянин зрит все вещи, достигается раджа-йога-самадхи.

ШАТЧАКРА-БХЕДА

Пронизывание шести чякр есть одна из наиболее важных вещей, с которыми имеют дело Тантры. Оно является составной частью процесса практической йоги, рассматриваемой Тантрами. Детали практики339 могут быть получены только от гуру, но в целом можно сказать, что частное возвышение до всеобщей жизни, которая, будучи сознанием (чит), реализуема только в сахасраре следующим путем: дживатмав тонком теле — вместилище пяти жизненных дыханий (панъча-пран), ум в своих трех аспектах манаса, ахамка-ры и буддхи; пять органов действия (панъча-кармендрий) и пять органов восприятия (панъча-джнянендрий) соединяются с Кула-Кундали-ни. Кандарпа, или кома-вайю в муладхаре — одна из форм апана-вайю, создает левостороннее вращение, и вокруг Кундалини вспыхивает огонь.Биджей «хум» и жаром зажженного таким путем огня пробуждается свернувшаяся спиралью спящая Кундалини. Доселе спавшая, свернувшись в три оборота вокруг сваямбхулинги и наполовину закрывавшая вход в брахмадвару, она войдет в эту дверь и двинется вверх, соединенная сдживатмой.

В этом восходящем движении Брахма, Савитри, Дакини-Шакти, Девы, биджи и вритти растворяются в теле Кундалини. Махи-мандала (притхиви) превращается в биджу «лам» и также поглощается в ее теле. Когда Кундалини оставляет муладхару, этот лотос, который при ее пробуждении открыт и повернут своим цветком вверх, вновь закрывается и опускается. Когда Кундалини достигает свадхиштхана-чакры, этот лотос раскрывается и поднимает свой цветок вверх. После входа Кундалини Махавишну, Махалакшми, Са-расвати, Ракини-Шакти, Девы, матрикии вритти, Вайкунтха-дхама, Голока, а также Дева и Деви, пребывающие там, растворяются в теле Кундалини. Притхиви, или «земная» биджа «лам», растворяется в апасе, а «вода» (анас), превращенная в биджу «вам», остается в теле Купдалини. Когда Деви достигает мшшпура-чакры, все, что есть в чакре, поглощается в ее теле. Биджа Варуны «вам»растворяется в огне, который остается в теле Деви как биджа «рам». Эта чакра называется Брахма-граптхи (узел Брахмы). Пронизывание этой чакры может вызвать значительную боль, физическое расстройство и даже болезнь. В связи с этом руководство опытногогуру является необходимым и, кроме того, могут быть рекомендованы также другие методы йоги (тем, кому они кажутся подходящими). В таких методах активность возбуждается непосредственно в более высоком центре и нет необходимости в пронизывании более низких чакр. ЗатемКундалини достигает анахата-чакры и все, что есть в чакре, поглощается в ее теле. Биджа теджаса «рам» исчезает в вайю, и вайю, превращенный в свою биджу «йам», поглощается в теле Кундалини. Эта чакра известна как Вишну-граптхи(узел Вишну). Затем Кундалини поднимается к обители Бхарати (или Сарасвати) — вишудха-чакре. После ее входа Ардханаришвара Шива, Шакини, шестнадцать гласных, мантра и т.д. растворяются в теле Кундалини. Биджа вайю «йам» растворяется в акаше, которая, в свою очередь, будучи трансформированной в биджу «хам», поглощается в теле Кундалини. Пронизывая лалана-чакру, Деви достигает аджня-чакры, где Парама-Шива, Сиддхакали, Девы, гуны, как и все остальное, находящееся там, вбираются в ее тело. В манас-чакре в теле Кундалини поглощаются биджа акаши «хам» и сам манас. Аджня-чакра известна как Рудра-грантхи(узел Рудры, или Шивы). Когда и эта чакра пронизана, Кундалини по своему собственному побуждению соединяется с Парама-Шивой. При ее восхождении из двухлепесткового лотоса нираламба-пури, пранава, нада и т.д. поглощаются в ней.

Поднимаясь все выше и выше, Кундалини вбирает в себя двадцать четыре таттвы, начиная с грубых элементов. Она соединяется и становится единой с Парама-Шивой. Это майтхуна (соитие) саттвика-панъчататтвы. Нектар440, истекающий от этого соединения, заполняет кшудра-брахманду, или человеческое тело. И тогда, забыв обо всем в этом мире, садхака погружается в невыразимое блаженство.

Начиная с этого момента, садхака, размышляя о вайю-бидже «йам» как о пребывающей в левой ноздре, делает вдох через иду, совершая джапу биджи шестнадцать раз. Затем, закрывая обе ноздри, он совершает джапу биджи шестьдесят четыре раза. Потом он размышляет о том, что черный «человек греха» (папа-пуруша)41 в левой части полости живота иссушается (воздухом), и, размышляя таким образом, он выдыхает через правую ноздрю (пингалу), совершая джапу биджи тридцать два раза. Затем садхака медитирует на биджу «рам» красного цвета в манипуре, вдыхает, совершая шестнадцать раз джапу биджи, после чего закрывает ноздри, совершая шестнадцать раз джапу. Делая джапу, он размышляет о том, что тело «человека греха» сжигается дотла, превращаясь в пепел (огнем). Затем он выдыхает через правую ноздрю, делая джапу тридцать два раза. Далее он медитирует на белую чандра-биджу «тхам», потом вдыхает через иду, совершая джапу биджи 16 раз, закрывает обе ноздри, делает 64 джапы и выдыхает через пингалу с 32 джапами. Во время вдоха, задержки дыхания и выдоха садхаке следует утвердиться в мысли, что нектаром, сочащимся из «луны» (и состоящим из всех букв алфавита — матрика-варн), творится новое, небесное тело. Подобным же образом формирование тела продолжается с биджей «вам», а с биджей «лам» оно усиливается и завершается. Наконец, с мантрой «со 'хам» садхака вводит дживатму в сердце.

Так Кундалини, насладившись единением с Парамашивой, отправляется в обратное путешествие, проходя тем же путем, которым она пришла. При ее прохождении через каждую из чакр, все, вобранное в нее при единении с ней, вновь исходит из нее и занимает свои надлежащие места в чакрах.

Указанным способом Кундалини вновь возвращается и «засыпает» в муладхаре. Это происходит в тот момент, когда все, что описано как долженствующее находиться в чакрах, возвращается в исходное положение.

Наставления гуру осуществляются выше уровня аджня-чакры, однако каких-то определенных указаний на этот счет не дается, поскольку после того, как эта чакра пронизана, садхака становится способным достигать Брахма-стханы без посторонней помощи. Ниже «седьмой луны Шивы» взаимосвязь гуру и ученика преобразуется или прекращается. Наставления седьмой ампайи представ-тяются невыразимыми(апракашита).

ГРЕХ И ДОБРОДЕТЕЛЬ

Согласно христианским представлениям442, грех есть нарушение личной воли Бога и отступничество от Него. Плоть же — источник вожделения, противостоящего велениям Бога. Поэтому именно плоть играет немаловажную роль в возникновении жизни, нацеленной против воли Бога. Согласно святому Фоме, в первоначальном состоянии (недолго продержавшемся как нормальное) низшие силы были подчинены причине, а причина подчинялась Богу. «Первородный грех» есть формальное «искажение первоначальной праведности», а по существу — «отождествление с похотью». Как говорит святой Павел (Рим. VII. 8, 14), духовный закон, объявляющий войну вожделению, встречает сопротивление со стороны «закона в членах». Эти и подобные им представления заключают в себе осознанные моральные и религиозные взгляды, относительно которых полагается, что они присущи только человечеству. Индийские представления о папе (неправильном) и пунбе (то есть о том, что чисто, свято и правильно) имеют более широкое содержание. Чистота и святость заключаются в согласии с Ишварой (чьим воплощением является сама джива) и труде согласно Его воле, как в плане каждого конкретного момента времени, так и в состоянии видения общего направления, задаваемого космическим процессом. Грех же являет собой прямую противоположность этому. Оба термина относятся к состоянию эволюции и окружающим обстоятельствам дживы, в этой сфере они и применяются. Так импульс, направляющийдживу к эгоистическому бытию, в своей отдельности неизбежно представляется вступлением на путь потакания наклонностям или «движения наружу»(правритти-маргу). Этот путь ошибочен, так как он препятствует достижению единства. Единство является целью пути возвращения (нивритти-марги), где склонности к объединению подлежат прекращению (осуществлению). Короче говоря, что ведет к прогрессу по одному пути, то является препятствием для другого. При правильном понимании материя не рассматривается (кроме, может быть, эпизодических и популярных толкований) с юридической точки зрения внешнего Законодателя, Его заповедей и ее подчинения им. Правильна другая точка зрения, при которой каждый конкретный пример этического закона рассматривается как истинное и точное выражение эволюции самой дживы. Этика, как уже говорилось, суть истинная природа бытия. По той же самой причине зло есть разрушение бытия. Все, что выполняет джива, является результатом ее кармы. Далее, термин«джива» хотя и применяется обычно к человеческому воплощению Атмы, однако не ограничивается им. Как папа, так и пуньямогут поэтому быть проявлены в существах более высокого уровня, чем человеческий, причем в той степени, в какой то, что они делают (сознательно или бессознательно), является помехой их правильному развитию. Так, в «Йога-васиш-тхе» говорится, что даже вьющееся растение приобретает заслугу вследствие своей близости к святому муни, на доме которого это растение растет. Объективно рассматриваемый грех сжато определяется как духкха-джанака-папам. Это то, что было, есть и будет причиной боли, ментальной и физической, в прошлых, настоящих и будущих рождениях. Боль, как последствие действия, не обязательно должна проявиться немедленно. Несмотря на то, что страдание может быть испытано как результат действия позднее, чем действие, являющееся его причиной, последствие действия не есть нечто отдельное, но это часть действия — именно та его часть, которая принадлежит будущему. Шесть главных грехов — это кама, кродха, лоб-ха, моха, мада, матсаръя (вожделение, гнев, алчность, невежество или заблуждение, гордыня и зависть)343. Всякое зло есть в своей основе своекорыстие, проявляющееся в невежестве или пренебрежении к единству Себя во всех творениях. Добродетель же (пунья), как нечто противоположное греху, является причиной счастья (сукха-джана-кам-пуньям). Это счастье производится либо в текущем, либо в будущем рождениях, либо же ведет к наслаждению небес (сварги).Добродетель суть нечто, ведущее к единству, чья субстанция — блаженство (ананда). Такая хорошая карма приносит приятный плод, который, подобно всем результатам кармы, является преходящим. Как гласит Шрути: «Не действиями или пиндами, предлагаемыми чьими-либо детьми, или богатством, но отречением эти мужи достигли освобождения»344. Только избавляясь от кармы с помощью знания, джива, становящаяся единой с неизменным Абсолютом, достигает постоянного покоя. Совершенно очевидно, что для тех, кто получил такое, не существует ни порока, ни добродетели, ибо и то и другое суть категории феноменального бытия.

КАРМА

Карма представляет собой действие, его причину и резуль-тат. Не существует ни беспричинного действия, ни действия без результата. Прошлое, настоящее и будущее объединены в одно целое. В жизни дживатмы на мирском плане иччха-, джняна- и крия-шакти воплощаются как желания, знание и действие. Как говорит «Брихад-араньяка Упанишад»: «Воистину человек состоит из желаний. Каково его желание, такова и его мысль. Какова его мысль, таково и его действие. Каково его действие, таково и его достижение»345. Такой вид имеет карма индивида. «У кого есть желание, тот своим трудом продвигается вперед к цели, на которой остановился его разум»346. «О чем он думает, тем и становится»447. Теперь о действии: «Что посеешь, то и пожнешь». Дело не в наказании или вознаграждении, а в последствиях, да и результаты действия есть не что иное, как часть действия. Если действие совершено, то тем самым произведен и его результат; результат представляется частью действия, которое продолжается и трансформируется в результат. Дживатма испытывает счастье как последствие своих добрых дел, тогда как несчастье — последствие дурных деяний348.

Карма бывает трех видов, а именно: санъчита-карма, то есть вся громадная накопленная масса неисчерпанной кармы прошлого, как хорошего, так и дурного, которая должна еще подлежать отработке. Эта прошлая карма является причиной, определяющей характер последующих рождений, и, как таковая, называется также само карой, или васаной. Второй формой кармы является прарабдха, или та частьсанъчита-кармы, которая уже истощена (отработана) и приносит плод в настоящем рождении.

Третья форма — это новая карма, которую человек непрерывно производит настоящими и будущими поступками, она именуется вартаманой, или агами*49. Пока воплощенная душа (дживатма) находится в сансаре, или феноменальном мире, она, вследствие своей природы, беспрестанно совершает настоящую карму и испытывает влияние прошлой. Даже Девы сами подвержены времени и карме350. Через карму джива может стать Индрой351.

Таким образом, карма является невидимой (адришта), это продукт предписанных или запрещенных действий, к которому восприимчивы воплощенные тела. Она или хорошая, или дурная, и, взятое в целом, все это называется нечистотой действия (карма-малой).Даже добрые дела, если они делаются ради их плода, никогда не могут гарантировать освобождения. Тот, кто помышляет о вознаграждении, получит благо в виде этого вознаграждения. Освобождение — это работа Шива-Шакти, и достигается только брахма-джпяной, разрушением стремления к отдельной жизни и реализацией единства с Высшим. Все сопутствующие действия должны быть без мысли о себе С прекращением желания узы, которые привязывают человека к сансаре, разрываются. Согласно Тантре, садхана и ачара (см. выше), подходящие для индивида, зависят от его кармы. Наклонности, его характер и темперамент формируются его саньчита-кармои. Что же касается прарабдха-кармы, то она неизбежна. Без ее отработки ничто не может быть сделано. Некоторые системы предписывают один и тот же метод для людей самых разнообразных наклонностей. Но Тантра распознает силу кармы и формирует свой метод в зависимости от темперамента, задаваемого кармой. Нужды у каждого свои, как и методы, которые будут наиболее подходящими для того, чтобы привести их к общей цели. Так формы почитания, которые допустимы для виры, запрещены для пашу. Гуру должен определить то, к чему садхака является подготовленным (адхикари).

ЧЕТЫРЕ ЦЕЛИ БЫТИЯ

Есть только один предмет, к которому все стремятся — счастье, хотя оно бывает разных видов и обретается различными путями. Все формы — чувственные, интеллектуальные или духовные — происходят от Брахмана, который Сам есть Источник и Сущность всякого блаженства. Он — Само Блаженство (раса вай сах). Истекающие из одного источника наслаждения, тем не менее, отличаются по своим формам, будучи более высокими или более низкими, преходящими, либо долговременными или постоянными. Идущие путем желания (правритти-марги) достигают его посредством наслаждений в этом мире (бхукти), или в более долговременных, но еще не постоянных мирах небесных наслаждений (сварге). Те же, кто находится на пути возвращения (нивритти-марге), достигают счастья не в сотворенном мире, но в вечном единении со своим пер-воисточником (мукти).Поэтому говорится, что человек не может стать воистину счастливым до тех пор, пока не найдет прибежище в Брахмане, который Сам есть высочайшее Блаженство (расам хйевайам лабдхва ананди бхавати).

В своем вечном ритме Божественное Дыхание движется наружу от Духа к материи, и внутрь от материи — к Духу. Деви в образе маии развертывает мир. Как Махамайя, Она призывает его вернуться к Ней. Тропа удаления — это путь правритти, а тропа возвращения —нивритти. Каждое из этих движений божественно. И наслаждение (бхукти), и освобождение (мукти) — Ее дары352. В третьей главе цитируемого текста говорится, что от Вишну и Шивы можно получить только мукти, а от Деви — и бхукти, и мукти. Да, это действительно так, потому что Деви является, в некотором смысле, источником порождения всех тех материализованных форм, от которых возникает наслаждение (бхога).

Все дживы на своем пути к совершенству351 и основная масса самого человечества движутся по первому пути и, несомненно, правильно стремятся к наслаждению, которое соответствует их стадии эволюции.

Жажда жизни будет продолжать утверждать себя до тех пор, пока не будет достигнута точка возвращения, а энергия ухода не истощится. До этого времени человек должен оставаться на пути желаний. Деви держит в своих руках петлю желания154. Деви Сама есть и желание155, и одновременно та мудрость реального постижения, в которой познавший наслаждения обнаруживает их пустоту. Однако, никто не может отречься, пока не насладится и пока не произойдет наслаждение мудростью, причем это справедливо и для самого мирового процесса: нерожденные Пурушитакже сопутствуют ей (Пракрити) и оставляют Ее лишь по причине вивекиш.

Для мирской жизни, которая есть «удаление» от Высшего, организуется определенное обеспечение. Поэтому и говорится, что в тантре есть и наслаждение (бхукти), и освобождение (мукти)157. Но, конечно, и само наслаждение не лишено своих собственных законов. Давая волю желаниям, нельзя оставлять их неуправляемыми358.

Умственное «я», как это обычно утверждается, ecть колесничий телаЮ  чьи лошади — чувства В противоположность ошибочным представлениям насчет тантры, эта Тантра не возражает против распространенного правила о том, что необходимо не позволять чувствам понести себя. Дабы никто не был сметен и раздавлен последствиями действия такой громадной силы, какой представляется нисхождение в материю, мышление и активные действия подлежат контролю в соответствии с дхармой. Таким образом, первые три цели жизни (три-варга) на пути правритти— это: дхарма, артха и ка-ма.

ДХАРМА

Дхарма обозначает то, чего следует придерживаться или прочно держаться — закон, обычай, религия, благочестие, справедливость, беспристрастие, долг, благие дела и мораль. Короче говоря, это вечные и неизменные (санатана) принципы, охватывающие всю вселенную, как отдельные ее части, так и целое, включая органическую и неорганическую материю. «То, что поддерживает и держит вместе людей (вселенной), есть дхарма» . «Она провозглашена для благополучия и приносит благополучие; она поддерживает и сохраняет миры. И именно поскольку дхарма поддерживает и объединяет, она и зовется дхармой. Дхармой защищены люди» Короче говоря, это не искусственное правило, а глубокий принцип правильной жизни. Знаком дхармы и добра является ачара (хорошее поведение), из которого рождается дхарма и приобретается благоприятная репутация ныне и в будущем359. Мудрецы полагают, что ачара — это корень всякого тапаса360. Дхарма — это не только принцип правильной жизни, но также его применение. Это похвальный образ действий, посредством которого человек делает себя пригодным к данному миру, небесам и освобождению.Дхарма — это также результат доброго дела, то есть то, посредством чего приобретается заслуга. Основой санатана-дхармы является Откровение (Шрути), представленное в различных Шастрах Смрити, Пуранах и Тантрах. В «Девибхагавата-пуране»361 сказано, что в кали-югу Вишну в образе Вьясы подразделяет единую Веду на множество частей, желая помочь людям и зная, что век их короток, а ум — слаб, так что они не в состоянии овладеть целым. Эта дхарма представляется первой из четырех ведущих целей(чатур-варга} всех существ.

KAMA

Кама — это желание, такое, как желание богатства, успеха, семьи, положения в обществе и иных подобных форм счастья для себя и других. Оно включает также понятие о необходимости обладания великими и благородными целями, желаниями и стремлениями, поскольку такое обладание свидетельствует о величии души. Желание как высокого, так и низкого рода, должно, однако, быть законным, поскольку человек подчиняется дхарме, регулирующей его.

АРТХА

Слово «артха» («выгода») означает средства для поддержания жизни — в низшем смысле, такие как пища, питье, деньги, дом, земля и другая собственность, а в более значительном смысле это средства для осуществления более высоких желаний, таких как желание поклонения, для которого артхаможет оказаться необходимой, желание оказать помощь другим и так далее. Короче говоря, это все необходимые средства, с помощью которых подлежат осуществлению все правильные желания как низшего, так и высшего рода. Как высшее, так и низшее, желание должно быть правильным желанием — поскольку человек подчиняется дхарме, так и избираемые средства, которые равным образом управляемы, должны быть правильными. Эта первая группа (дхарма, кама, артха) известна как три-варга. Пока человек находится на пути правритти-марги, он должен обязательно культивировать их. До тех пор, пока при вступлении на путь возвращения (нивритти-маргу) не появится самоотречение, человек должен стремиться к конечной цели своими похвальными поступками (дхарма), желаниями (кома) и законными средствами (артха), коими осуществляются законные желания, дающие рождение праведным поступкам. Пребывая на пути правритти-марги, человек должен «равно культивироватьтри-варгу, ибо тот, кто привержен только одному, является презренным» (дхармартха-камах сама эва севйах йо хйекасактах са джано-джагханйах)362.

МОКША

Из четырех целей бытия только мокша (или, иначе, мукти) является действительно конечной целью, тогда как три другие постоянно преследуемы страхом смерти и разрушения363.

Мукти означает освобождение. Желательно избегать термина «спасение», равно как и других христианских терминов, которые выражают другие, хотя, в широком понимании, и аналогичные идеи. Согласно христианскому учению о спасении (сотериологии), вера в Евангелие Христа и в Его Церковь дарует спасение. Это спасение есть прощение грехов посредством искупительной жертвы Христа, спасение от осуждения и введение в Царство Божие. Муктиже означает освобождение от уз сансары (феноменального существования), имеющее результатом соединение с той или иной степенью полноты воплощенного Духа (дживатмы), или индивидуальной жизни, с Высшим Духом (Параматмой). Освобождения можно достичь только духовным знанием (Атма-джняной), хотя несомненно и то, что освобождающему знанию должны предшествовать и сопутствовать свобода от греха и правильное действие через приверженностьдхарме, и что в действительности освобождение может быть достигнуто (в смысле подлинной реализации) только благодаря безгрешию и дхарме.

Идеалистическая система индуизма, предполагающая высшую реальность как пребывание в природе сознания, справедливо настаивает в таких случаях на том, что (за неимением лучшего термина) она может быть описана как интеллектуальная (в противоположность этической) природа. Не то чтобы не распознавалась важность этой последней, но на нее смотрят как на вспомогательную и не содержащую в себе силы, достаточной для достижения того затухания модификаций энергии сознания, которое образует высшее мукти, известное как кайвалья. Такое затухание не осуществляется через одно лишь поведение, поскольку это поведение, как хорошее, так и дурное, производит карму, выступающую источником модификаций, задерживающих продвижение человека к конечной цели. Мокша принадлежит к нивритти-марге, тогда как три-варга к правритти-марге.

Существуют различные уровни мукти, отличающиеся друг от друга степенью совершенства. Мукти не представляет (как это обычно считают) собой какое-то одно состояние.

Существуют четыре будущих состояния Блаженства, или лады, существующие в природе обителей, а именно — салокъя, самипъя, сарупъя и саюджья, то есть соответственно обитание в том же мире* (локе), что и почитаемый Дева; нахождение вблизи Девы; обретение той же самой формы или обладание теми же айшваръями (божественными качествами), что и у Девы; и становление одним целым с почитаемым Девой. Обитель, достигаемая дживои, зависит от поклонника и природы его поклонения, которое может быть с обрядамиили без них, или с Девой, воспринимаемым как отличное от поклонника Существо и с атрибутами, и т.д. Четыре обители — результаты действия, они преходящи и обусловлены. Маханирвана, или кай-валъя, реальная мокша, является результатом духовного знания (джняны)364, она безусловна и непреходяща. Знающие Брахмана, распознающие, что миры, возникающие от действия, несовершенны, отвергают их и достигают того необусловленного Блаженства, которое превосходит их все целиком и полностью. Кайвалъя есть состояние единства без атрибутов, состояние, в котором, по словам «Йога-сутры», полностью гасятся модификации энергии сознания, и сознание устанавливается в своей собственной подлинной природе365.

Освобождение достижимо еще при жизни тела, и в этом случае возникает состояние дживанмукти, прославленное в «Дживан-мукти-гите» Даттатреи. На самом деле душа не является по настоящему связанной, так что усматриваемое противоречие оказывается иллюзорным. В действительности есть свобода, но, хотя мокша — уже нечто, чем все обладают, тем не менее, из-за иллюзии, что она еще не достигнута, следует применить некоторые средства, чтобы удалить иллюзию, а джива, преуспевшая в этом упражнении, становится дживанмуктой. Хотя она и в теле, она освобождена от будущих воплощений.

Просветленный Каула, согласно «Нитьяните», не видит разницы между грязью и сандалом, другом и врагом, жилищем и местом кремации. Он знает, что Брахман — это все, что Высшая Душа (Параматма) и индивидуальная душа (дживатма) суть одно, и, свободный от всех привязанностей, он — дживанмукта, или освобожденный еще при жизни. Средством, с помощью которого достигается мукти, служит процесс йоги (см. выше )

сиддхи

Сиддхи создаются садханой. Первый их этих терминов, который буквального означает «успех», включает в себя завершение, выполнение, успех и осуществление всевозможных видов. Таким образом, можно достичь сиддхи в речи, сиддхи в мантре и т.д.Сиддха — это тот, кто завершил свое духовное развитие. Разнообразны достижимые силы, а именно — анима, махима, лагхима, гарима, прапти, пракамья, ишитва, вашитва, то есть, соответственно, способности становления маленьким, большим, легким, тяжелым, всепроникающим, достижения желаемого, контролирования и манипулирования, известные как восемь сиддхи. Тридцать девятая глава «Брахмавай-варта-пураны» упоминает восемнадцать видов, но есть и много других, включая такие незначительные достижения, как накхадарпапа-сиддхи, или «способность пристального взгляда». Величайшим сиддхи представляется духовное совершенство. Даже могучие силы «восьми сиддхи»известны как «малые сиддхи», так как могущественнейшим из всех сиддхи является полное освобождение (маханирвана) от уз феноменальной жизни и единство с Параматмой. Это единение обозначает реализацию высшей из целей (парамартху), достижимой посредством человеческого рождения.

А.А.

ПРИМЕЧАНИЯ АВТОРА:

1. Исток Ганги.

2. Матха и храм, посвященный Шри Садашиве, находящийся на попечении аскетов-шиваитов, называемых джангамами. Девата также почитается в четырех других местах Гималайской цепи — Тунгнатх, Рудранатх, Мадхмахешвар и Каль-пешвар. Вместе с Кедарнатхом и Бадринатхом они составляют «Паньчкедар».

3. Знаменитый храм, посвященный инкарнации Вишну Девы, который от Курмачалы, как утверждается, совершил нисхождение в свою форму Курмы. О Бадарике — см. «Махабхарату» (шлока 92 «Араньякапарвы»).

4. «Сканда-пурана».

5. «Куларнава-тантра» (гл. IX).

6. См. «Трипура-сару», цитируемую в комментарии Бхаскарарайи на «Лалита-сахасранаму» (стих 17). Гурох стханам хи кайласам («Йогини-тантра», гл. I).

7. На которую «Шива-сутра-вимаршини» является комментарием.

8. Глава X.

9. Так как Деви здесь шшиъя, то эта Тантра относится к разряду Тантр, называемых Агамами.

10. См. «Шарада-тилака-тантру» (гл. I) и главу I «Шактананда-тарангини» («Волны блаженства для шактов»). Это весьма авторитетные тантрические тексты.

11. Пранамйа пракритим нитйам параматма-сварупиним (цит. из «Шактананда-тарангини»).

12. «Кубджика-тантра» (1 -я патала).

13. «Шатчакра-нирупана»; комментарий на стих 49.

14. Там же, стих 37.

15. См. комментарий Бхаскарарайи на «Лалита-сахасранаму» (ст. 36).

16. См. «Прана-тошини» (п. 8).

17. Комментарий к ст. 49 «Шатчакра-нирупаны»: «Майа-бандханач-чхадита-пракрити-пуруша парам виндух».

18. «Деви-пурана» говорит, что Кундалини называется так потому, что Она имеет треугольную форму (шрингатака); тремя углами являются:иччха-, джняна- и крия-шакти (см. также «Йогини-хридайю»).

19. «Шатчакра-нирупана».

20. «Шатчакра-нирупана», комментарий на ст. 49.

21. «Шарада-тилака-тантра» (гл. I): «Из раскрывающегося яара-бипду возникает смутный звук — Шабда-Брахман» (Бхидйаманат парад виндор авйавактатмараво'бхават/ Шабда-брахмети там прахух).

22. «Шатчакра-нирупана», ст. 49.

23. Глава I «Шарада-тилака-тантры»: Парашакти-майах сакшат тридхасау бхидйате пунах Виндур надо вйджам ити тасйа бхедах самйритах / Винду-надатмако вйджам шактир надас тайор митхах Самавайах самакхйатах сарвагама-вишарадаих //

24. См. «Шатчакра-нирупану», комментарий на ст. 48.

25. Авъякта буквально означает «невыраженный», «скрытый», «непроявленный» и т.д.

26. Раджадхикйена кинчид варна-баддха-нйасатмаках.

27. Саттвадхикйена винду-рупах.

28. Таташ   ча   нада-винду-нибодиках   аркенду-вахни-рупах («Шатчакра-нирупана», ст. 49 и комм.). Также см. «Шарада-тилака-тантру» (гл. I), где говорится: «Те (т.е. Paydpu, Джъе-штха и В ома)

джнанеччхакрийатмано вахнйндварка-сварупинах».

29. Джняна — это такое знание, которое приносит освобождение. Всякое другое знание называется выджняной.

30. См. «Прана-тошини» (п. 8-9), «Горакша-самхиту» и «Бхута-шуддхи-тантру». См. также «Йогини-тантру» (часть I, гл.10).

31. «Лалита-сахасранама», стих 130 (см. комментарий Бхаскара-райи),

32. Поэтому «Кубджика-тантра» (гл. I) и говорит, что «Не Брахма, Вишну и Рудра творят, поддерживают или разрушают, а Брахми, Вайшнави и Рудрани. Их супруги только — лишь безжизненные тела».

33. «Камень, исполняющий все желания», который описывается в «Рудра-ямале» и «Брахманда-пуране». Он является местом происхождения всех техмантр, которые одаряют желаемыми

объектами (чиптита).

34. См. «Ананда-лахари» Шанкарачарьи (ст. 8) и «Рудра-ямалу».^ Согласно «Бахурупаштаке» и «Бхайрава-ямале», ложе — это Шива, подушка — Махешана, подстилка — Садашива, и четыре подпорки — Брахма, Хари, Рудра и Ишана. Поэтому Де-ви именуется Паньчапрета-маньчадхшиашш(«Лалита-сахас-ранама», ст. 174).

35. См. также «Агни-», «Падма-», «Бхавишьоттара-», «Вараха-», «Курма», «Вамана-пурану» и, в частности, «Линга-пурану» и раздел «Каши-кханда» «Сканда-пураны».

36. «Деви-пурана» (гл. XIV), упоминая об этой силе Высшего, говорит: «То, что бывает от разнообразных причин и следствий; подательница не поддающегося пониманию плода, который в этом мире видится похожим на магию или сон — вот что называется майей»:

Вичитра-карййа-караначинтита-пхалопрада / Свапнендра-джалавал-локе майа тена пракирттита //

37. «Бхагавад-гита» (глава XIV).

38. Махамайя без майи — это ниргуна, а с майей сагу на («Шактананда-тарангини», гл. I).

39. «Шактананда-тарангини» (гл. I).

40. «Брахмавайварта-пурана»  (гл.  I) и  «Пракрити-кханда» «Нарадия-пураны».

41. См. гл. II «Девибхагавата-пураны».

42. Деви поклоняются потому, что у Нее нежное сердце (комалантах-каранам), согласно «Шактананда-тарангини» (гл. III).

43. Такие как Мукунда (аспект Вишну). («Лалита-сахасранама», ст. 838).

44. Там же (ст. 153 и примечания комментатора к главе II, где к Деви обращаются как к Высшему Свету (парам-джъоти), Высшей Обители (парам-дхама), Высшему Высшего (napamnapd).

45. См. «Лалита-сахасранаму».

46. Матастват-парама-рупам танна джанати кашчана (см. гл. III «Шактананда-тарангини»).

47. Амурттаучит-стхиро на сйат тато мурттим вичинтайет (там же, гл. I, как было объяснено самой Деви Химавату в «Курма-пуране».

48. Там же; и, как таковая, называется Трипура (см. комментарий Бхаскарарайи на «Лалита-сахасранаму», ст. 125).

49. Там же; в гл. III, где приводится утверждение о том, что нет бесполой «евнухической» формы Бога.

50. В «Чанди» (части «Маркандея-пураны») сказано: Видйах самастас тава деви бхедах /Стрийах самастах сакала джагатсу // См. «Гимны Богиням» Автора. Тантрики гораздо глубже, чем все остальные люди, распознают божественность женщины, как было замечено несколько столетий назад автором «Дабис-тана». «Линга-пурана» также, описав проявления Деви, заключает: «Все предметы, поименованные словами женского рода, являются проявлениями Деви». Также считает и «Брах-мавайварта-пурана».

51. Сарва-тантра-pyna сарва-йантратмика (см. «Лалита-сахасранаму», ст. 53).

52. «Падма-пурана» гласит: «Вишну всегда поклоняется Сапфировой Деви».

53. Апйвара-стана-татймтану-вритта-мадхйам («Бхуванешвари-стотра»), тану-мадхйа («Лалита-сахасрана-ма», ст. 79), кришодарй («Адьякали-сварупа-стотра» «Маха-нирвана-тантры» (7-я улласо)).

54. Пйна-станадйе    в «Карпуради-стотре»; пйнонната-пайо-дхарам    в «Дурга-дхьяне»    «Деви-пураны»; бакшоджа-кумбхантарй   в «Аннапурна-ставе»; апйвара-стана-татйм в «Бхуванешвари-стотре»;   куча-бхара-намитангйм  в «Сара-свати-дхьяне»; аннапрадана-ниратам-стана-бхара-намрам в «Аннапурна-ставе».

55. Так  говорится  в десятой шдоке «Карпуракхья-ставы»: самантада пйнастана-джагханадхрикйауванаватй. Шанкара-чарья, в своей «Трипурасундари-стотре», говорит о Ней, употребляя эпитет нипшмба (нитамба-джита-бхудхарам), как о превосходящей Своим величием горы.

56. Физические характеристики Деви, такие как Ее вздымающиеся груди и бедра символизируют Ее великое материнство, так как Она —Шри Mama (об этом см. Ее прославления — «Гимны Богиням»).

57. Ее тело, как гласит «Деви-пурана», вне всякого сравнения.

58. «Шактананда-тарангини» (гл. III).

59. Чтобы продемонстрировать Свою силу Своему Супругу, который не давал, как Она ни просила, Ей разрешения посетить жертвоприношения Дакши. См. мое издание «Тантра-тат» твы», а упоминания о Даша-махавидъях, ихянтрах и мантрах — «Даша-махавидья-упасана-рахасью» Прасаннакумары Шастри.

60. Упоминается различное их число — 50, 51 и 52.

61. «Брахмабинду Упанишад» (12).

62. См. гл. III «Шактананда-тарангини», где говорится: «Параб-рахман, Деви, Шива, а также все неуказанные девы и деви — суть одно, и тот, кто помышляет о них как о различных, попадает в ад».

63. Гимн Джагадамбике в гл. XIX.

64. «Сута-самхита» (1.5,3) подразделяет такое поклонение на ведическое и тантрическое (см. комментарий Бхаскарарайи на «Лалита-сахасранаму», ст. 43).

65. В которой Деви почитается в форме, составленной из священных слогов в соответствии с наставлениями гуру.

66. См. введение к «Гимнам Богиням» автора.

67. В соответствии с теологической доктриной «достаточности милосердия».

68. Бхуванадйанам сурййе самйамат («Йога-сутра» (гл. III, 26) Патанджали. О локах говорится в комментарии Вьясы к сутре, в «Вишну-пуране» (кн. II, гл. 5-7), а также в «Бхагавата-», «Падма-», «Вайю-» и других Пуранах.

69. «Вишну-пурана» (кн. II, гл. 6). «Добродетель — это небеса, а пороки — это ад» (там же). Наракаминати = клешам прапайа-ти, или приносящий боль.

70. Гана-бхеда «Вахни-пураны».

71. «Деви-пурана».

72. «Вишну-пурана».

73. А не «богиней вина», как перевел Вильсон в «Вишну-пуране».

74. «Брихадараньяка Упанишад» (IX, 2.3.2).

75. Аналогичным образом Малахия (11.7) называет «ангелами» земных священников за их, говоря словами Псевдо-Дионисия Ареопагита, «возглашение истины и за то, что они желают и обязаны очищать, просвещать и совершенствовать, ибо в

этом состоит их долг»; фактически в этом состоят и обязанности брахмана при их правильном понимании и исполнении.

76. Иерархии обосновываются и используются также и в христианской теологии: «Всякое проявление духовного исходит от Бога. В первичном силопроявлении Бог проникает в непосредственно близкое к Нему; уподобление следует за уподоблением. Так идет распространение Божественного из ряда в ряд, из иерархии в иерархию, от совершеннейших творений к менее совершенным, соответственно способности к обожествлению всего» («Coletus de Coelesti Hierarchia Dionysii Areopagitae», cap. III).

77. Гл. II, ст. 50; также это общее утверждение, встречающееся в «Бхагавад-гите» и повсюду.

78. И снова:

Йе самаста джагат-сришти-стхити-самхара каринах / Те'пи калешу лййанте калохи балаваттарах// («Даже те, кто являются причинами творения, поддержания и разрушения мира, исчезают во времени, потому что время более сильно, чем они.)

79. Хотя, как утверждает Coletus («De Coelesta Dionysii Hierarchia», cap. XII, 7), ангелы тоже названы богами: «Quod autem angeli Dii vocantur testatur illud geneseos dictum Jacob a viro luctatore» и т.д.

80. В частности, как уже отмечалось, элементы сходства обнаруживаются в таком понимании божественных иерархий, которое изложено в труде Псевдо-Дионисия, посвященном этому вопросу и написанном под влиянием восточной мысли. (Stephen Bar Sudaili и др.) Что же касается христианского учения об ангелах, то см. «De Angelis» Cyapeca. Патриотическое учение суммаризировано Петавием в «De Angelis» (Dogm. torn. III). Каббалистические наименования девяти чинов даны Архангелом на стр. 728   его «Interpretations in artis Cabalisticae scriptores» (1587).

81. «Шабдакальпадрума». Sub voc.

82. Это относится вообще ко всем воплощениям Параматмы, как человеческим, так и иным. Все они — дживы.

83. Джанмана джайате шудрах Самскарад двиджам учйате Веда-патхат бхавет випрах Брахма джанати брахманах

84.  См. Йоги Яджнявалкья (гл. I).

85.  Гл. VIII, ст. 8.

86.  Там же, ст. 12.

87.  Эта Тантра говорит об авадхутах (т. е. о тех, кто отрекся от мира) в главе XIV, ст. 142 и далее. «Бхайрава-дамара» делитавадхутов на кулавадхутов, шайвавадхутов, брахмавадхутов и хамсавадхутов, следуя в целом различиям, принятым в этой Тантре.

88.  Узкая набедренная повязка аскетов, прикрывающая только гениталии. См. «Каупина-паньчакам» Шанкарачарьи, где носящий каупину (каупинаван) описывается как довольствующийся горстью риса, собранного подаянием; всегда размышляющий над словами Веданты; чьи чувства успокоены, кто всегда наслаждается Брахманом, помышляя: Ахам брахмасмя ("Я — Брахман").

89.  Следует отметить, что это не является, как некоторые полагают, сугубо «тантрическим» предписанием, поскольку Шрути гласит: талпагатам на парихарет («не следует отказывать приходящей к тебе на ложе»), то есть правило воздержания, связывающее его, в данном случае делает уступку инициативе со стороны женщины. Шанкарачарья указывает, что толъпага-там означает самагамартхшшм, добавляя, что таково учение Риши Вамадевы.

90. Семь главных горных цепей в Бхарате. См. «Вишну-пурану» (кн. II, гл. III).

91. Кожа, кровь, мышцы, сухожилия, кости, жир, семя.

92. Камагни — в муладхаре, бадала — в костях, в сушу мне — пламя молнии, и в пупке — земной огонь.

93. О распределении элементов в чакрах см. гл. IV «Бхуташуддхи-тантры».

94. См. Bentley, «Hindu Astronomy» (1823), с. 10.

95. Кн. Бытия (II.8). Рай зачастую путают с Эдемом, но это не одно и то же. Рай находится в Эдеме.

96. Сравните библейское сообщение о долгожителях — патриархах Мафусаиле и других; а также свидетельства более современных источников.

97. Для более глубокого ознакомления с рассматриваемыми в этом параграфе вопросами можно обратиться к моему введению к «Принципам тантры» («Тантра-таттве»), где они изложены более подробно.

98. Это слово разъясняется в гл. I, стихах 34-36 и ниже, как самхи-та, или «сборник»; этот термин включает в себя помимо других вещей Дхармашастру, Смрити, Шрутидживику•, Пураны, Упапураны, Итихасы (историю), книги Васиштхи, Вальмики и других. См. «Шабда-ратнавали» и «Брахмавайварта-пурану»(джняна-канда, гл, СХХХП).

99. Крите шрутйукта ачарас третайам смрити-самбхавах / Двапаре ту пураноктам калау агама кевалам //

100. Гл. I, ст. 28 и далее.

101. Также «Тара-прадипа» (гл. I) гласит, что в кали-югу надлежит следовать тантрической, а не ведической дхарме шастрахсм. также наше введение к «Принципам тантры»).

102. Видимое обусловленное ограничение Абсолюта.

103. Согласно «теософскому» учению, первые две оболочки — это, очевидно, физическое тело в плотной (аннамайя) и эфирной (пранамайя) формах. Мапомайя соответствует астральному (Кама) и низшему ментальному телу;  виджнянамайя — это высшее ментальное (или, с точки зрения теософов, причинное) тело, и, наконец, высшая оболочка — это тело Атмы.

104. «Манасолласа» Сурешварачарьи, комментарий на третью шлоку «Дакшинамурти-стотры».

105. «Прапаньча-сара» (гл. II) приводит шукру (семя) вместо мамсы (плоти).

106. См. «Шарада-тилака-тантру». Второстепенные вайю: нага, курма, крикара, девадатта, дхананъджая, производящие икоту, закрытие и открытие глаз, способствующие пищеварению, зеванию и растяжению, «которое не оставляет даже трупы».

107. Согласно санкхъе, читта включается в буддхи. Здесь приводится классификация, соответствующая Веданте.

108. Наиболее важная с точки зрения поклонения вследствие мантра-смараны, Девата-смараны, и т. д.

109. «Нади-виджняна» (гл. I, ст. 4 и 5).

110. «Шатчакра-нирупана» (комментарий на ст. 1), цитируя «Бхуташудцхи-тантру», говорит о 72 000 пади (см. также «Ни-руттара-тантру», «Прана-тошини», с. 35), а «Шива-самхита» (2, 13) — о трехстах пятидесяти тысячах.

111. При чтении «Тантра-чудамани» может сложиться мнение, что су шумна находится снаружи меру. Но это не так, и автор «Шатчакра-нирупаны» подчеркивает это (ст. 2). Снаружи меру находятся ида и питала (см. соответствующий отрывок «Нигама-таттва-сары», касающийсясушумны, ваджры и читрини).

112. Таттвы «земли», «воды», «огня», «воздуха» и «эфира», упоминаемые во введении и тексте, не следует отождествлять с так называемыми «стихиями», или «элементами» с такими же наименованиями (имеется ввиду общераспространенное на сей счет мнение).

113. См. примечание 111.

114. «Мула» — «корень», «адхара» — «опора»; так как муладхара является корнем сушумны и тем, на чем покоится Кундалини.

115. Следует особо подчеркнуть, что не предполагается, будто в действительности есть какие-то лотосы с написанными на них буквами. Эти и иные формы употребляются для представления реалий йогического опыта. Лотос — это сплетение пади. Особый смысл имеет и расположение букв в той или инойчакре и количество лепестков.

116. Поэтому Она именуется в «Лалита-сахасранаме» (ст. 106) эпитетом муладхарамбуджарудха.

117. См. «Прана-тошини» (с. 45).

118. Деви почитают под именем Савитри как супругу Творца, именуемого Санитар (Савита) за то, что Он творит всех существ.

119. Которая, согласно «Саммохана-тантре» (гл. II), действует как Страж входа.

120. Букв, «разрушение всего», к которому ведет ложное знание.

121. Одни говорят, что она называется так потому, что во время служения сомайя Деви бывает (пура) украшена драгоценными камнями (мани): см. комментарий Бхаскарарайи на «Лалита-сахасранаму», ст. 37 и 38. Другие же полагают, что она называется так потому, что (благодаря присутствию огня) она подобна драгоценному камню.

122. Настолько глубокая, что отсутствует всякое желание действо* вать; полное отсутствие энергии.

123. Проявляющееся в привязанности.

124. Деви Сама держит петлю желания. Желание — это форма ва-саны, а петля — грубая форма (см. следующее примечание).

125. «Вамакешвара-тантра» гласит: «Ее петля и стрекало характеризуются как желание и гнев». Но «Йогини-хридая» (1.53) утверждает: «Петля — иччха-шакти, стрекало — джняна-шак-ти, а лук и стрелы — крия-шакти».

126. Обычно применяется к гневу, возникающему при взаимодействии двух привязанных друг к другу людей, как, например, в случае мужа и жены.

127. Обращенная к тому, кто моложе или ниже себя.

128. Через отношение.

129. Жест, при котором большой палец оказывается поднятым, а остальные сомкнуты.

130. Кала — часть; также доля луны.

131. То есть духовное процветание.

132. Поведение, свидетельствующее о серьезности натуры.

133. Состояние неколебимости никакими эмоциями.

134. Richard Garbe, «Philosophy of Ancient India», p. 48. Также как до него Baur.

135. «Лалита-сахасранама», ст. 78.

136. Глава VII.

137. А не проявления Деваты. См. аналогичное место в «Нитья-тантре» («Прана-тошини», с. 547 и далее).

138. Не распознавая, что все это только множественные проявления Единого.

139. То есть он думает только о внешнем и церемониальном очищении, а не о внутренней чистоте ума и т.д.

140. То есть порицает, подобно сектантски мыслящим вайшнавам, все другие формы поклонения, отличные от его собственного; повсеместное заблуждение всех пашу во всем мире. Действительно, «Пиччхила-тантра» (гл. XX) гласит, что вайшнава должен поклоняться Парамешваре как пашу.

141. Все Тантры описывают пашу как самую низшую форму из трех темпераментов. См. «Нитья-тантру» и гл. X «Пиччхила-тантры», где описываетсяпашу-бхава.

142. См. «Прана-тошини», с. 547

143. Как это делают тантрики-виры.

144. Принимая, что обычная продолжительность составляет 4 дня. Это ведическое предписание, о чем будет сказано далее. Вира и дивъя не привязаны так сильно к майтхуне только в пятый день; для них майтхуна — часть практики вирачары,

145. В упомянутом месте.

146. В гл. X, а также в «Утпатти-тантре». См. «Прана-тошини», с. 570, где также бхава описывается как дхарма манаса.

147. Гл. VII.

148. Он почитает всех Девов, не проводя различий. Напротив, ортодоксальный индус-провинциал, поклоняющийся Раме, даже не может слышать имя Кришны, хотя как Рама, так и Кришна являются аватарами одного и того же Вишну, который сам, в свою очередь, есть только частное проявление великой Шак-ти.

149. Он даже стри-кханда-панкаджа-рудхира-бхушитах, поскольку он невосприимчив к воздействию уз (наш) гхрина или ладжджа.

150. Ведическое поклонение совершается днем.

151. То есть пан (бетель) берется после принятия пищи.

152. Эзотерический термин, о чем см. «Тантрабхидхану». Подобным же образом (см. «Нитья-тантру») он делает поклоны Ку-ла-cmpu, сведущей в Тантре и мантре, безразлично, кто она — дути, паншчали или вешъя, молодая или старая.

153. Глава I, ст. 24.

154. См. «Шьямарчана-чандрику», цитируемую в «Хара-таттва-дидхити», с. 348.

155. Также стих 54 говорит о пашу как о том, кто должен непосредственно сам собирать листья, плоды и воду для поклонения, не должен глядеть на шудру, или даже думать о женщине.

156. По этой причине в некоторых случаях возможно, что пашу может достичь сиддхи, благодаря практике тантры, даже быстрее, чем вира.

157. Стр. 570-571.

158. Вопрос этот весьма труден, и я делаю вышеупомянутое замечание с известной робостью, ибо в его точности не уверен.

159. Гурох сгханам хи каиласам («Йогини-тантра», гл. I).

160. Мантра-прадана-кале хи мануше нага-нандини Адхиштханам бхавет татра махакаласйа шамкари Атасту гурута деви мануше натра самшайах (там же).

161.  См. гл. I «Тантра-сары», в которой также говорится о качествах гуру; отношениях между ним и учеником;   качествах ученика и т.д.

162.  См. гл. VI, ст. 97-98.

163.  См. ниже.

164.  «Тантра-capa», гл. I.

165.  «Тантра-capa», гл. I, и «Прана-тошини», с. 108; «Матсья-сук-та-махатантра», гл. XIII.

166.  «Матсья-сукта-махантра», гл. ХШ; «Прана-тошини», с. 108.

167.  «Махарудра-ямала», 1-я кхапда (гл. XV), И-я кханда (гл. II).

168.  «Гандхарва-тантра», гл. П.

169.  Относительно того, кто может давать посвящение, см. «Тантра-сару», гл. I.

170.  Первая чалакшара-сутра\ это указатель к сахасранаме, подобно тому, как сарванукраманика является указателем кВедам. Существует три свары в лаукика-въякаране: именно, удатта, или самое высокое произношение, анудатта, его противоположность, самое низкое произношение, и сварита, которую Панини характеризует как комбинацию (самахрита) первых двух. Прачитаявляется ведической.

171.  «Тантра-capa», избирательно цитируемая.

172.  Ритуальное окропление, помазание, введение (в практику или должность), посвящение как царя, так и ученика.

173.  Упоминаются также две формы шактабхишеки раджа- и йоги- (см. «Прана-тошини», 254; «Вамакешвара-тантра», гл. I; «Нируттара-тантра», гл. VII). О том, что далее следует, см. «Тантра-рахасью», цитируемую ниже.

174.  См. «Тантра-таттву», с. 210.

175.  Сарвва-варнадхикараш ча нарйнам йогйа эва ча (гл. I).

176.  Так же было сказано, что ни девственница (кумари), ни беременная (гарбхини), ни женщина в период менструации не может совершать ер ату.

177. «Рудра-ямала», П-я кхапда (гл. II); 1-я кханда (гл. XV), где перечисляются особые качества такой женщины.

178. Там же, 1-я кханда (гл. I); «Матрика-бхеда-тантра» (гл.VIII); «Аннада-кальпа-тантра», цитируемая в «Прана-тошини», с. 68. Как говорит «Йогини-тантра»: Гуру-патнй махешани гурур эва (гл. I).

179. «Канкала-малини-тантра» (гл. II).

180. Ее обычно рассматривают как отдельную секту, хотя цитируемый ниже автор утверждает, что в действительности это не так. Агхора, говорит он, означает «тот, кто освободился ужаса (гхора) сансары», но в любом случае многие поклонщ** ки, желая получить наставления от сиддха-гуру, выродились в заурядных поедателей трупов.

181. Гл. II. Краткое описание дается в «Вишвасара-тантре» (гл. XXIV). См. также «Хара-таттва-дидхити», четвертое издание» с. 339.

182. См. об этом и т.д. «Санатана-садхана-таттву» или «Тантра-ра-хасью» Саччидананды Свами.

183. Сравнительно легко изложить правила для правритти-марги, но ничто не может быть достигнуто в вамачаре без помощи гуру-

184. Существуют различные перечни «несчастий» (паш), которые, однако, являются просто детализацией более простых подразделений. Так, согласно «Девибхагавата-пуране», моха представляет собой неведение или смущение, а махамоха — желание мирских удовольствий.

185. Вайшнавы имеют обыкновение собираться вместе для поклонения, пения хвалы Хари, и т. д.

186. Глава XXIV.

187. Глава П.

188. По этой причине мантра, будучи переведенной на другой язык, перестает быть таковой и становится самым обычным предложением.

189. См. главу по мантра-таттве в моем издании второго тома «Принципов тантры».

190. См. «Шарада-тилака-тантру» (гл. II); «Нарада-паньчаратру» (гл. VII); «Прайога-сару» и «Прана-тошини», с. 70. На вопрос, почему лишенным формы, мысленным предметам придается пол, дается ответ: для нужд поклонника.

191. См. также мантрический раздел Атхарваведы, с которой Тантра тесно связана.

192. Биджи крим (Кали), хрим (Майя), рам (Агни), эм (Йони), и т.д.

193. См. главу X «Шарада-тилака-тантры». Джапа пранавы или мантры видоизменяется с Деватой — например, Ом хсау для Бхайравы.

194. Семь джап: однобуквенной биджи — трижды, пранавы — трижды, и затем однобуквенной биджи — тоже трижды.

195. Джапа мула-мантры предваряется и завершается пранавой. Касаемо «рождения» и «смерти» загрязнений мантры, см. «Тантра-сару» (с. 75).

196. См. «Шарада-тилака-тантру» (в упоминаемом месте). Так кулука Калики, которая делается над головой, это майя (см. «Пурашчарана-бодхини», с. 48 и «Тантра-сару»).

197. Джапа мула- и матрика-биджи в манипуре.

198. Обычно махамантра Ом или майя-биджа хрим, но есть также и вариации. Так, например, сету Кали —  ее собственнаябиджа (крим), Тары — курча, и т.д.

199. Джапа мантры предваряется и завершается семикратным повторением биджи им.

200. Джапа мула-мантры в манипуре предваряется и завершается матрика-биджей. Медитация на мула-мантру в сахасраре, анахате, муладхаре — с хум, и вновь в сахасраре. Мулой является важнейшая мантра, такая как паньчадаши.

201. Буквально «думание о значении мантры» или «думание о матрике в мантре», образующее Девату с ног до головы.

202. «Тантра-сара», с.90.

203. См. «Пурохита-дарпанам».

204. «Кубджика-тантра» (гл. V).

205. Эти формы отнюдь не просто порождения воображения поклонника, как полагают некоторые «модернисты» из индусов, но, согласно традиционным представлениям, это формы, в которых Божество действительно является поклоннику.

206. Шрину деви правакшйами вйджанам дева-рупатам / Мантроччарана-матрена дева-рупам праджайате // (Брихад-гандхарва-тантра, гл. V)

207. Йам йам прартхайате камам там там апноти нишчитам («Что бы садхака ни пожелал, то он непременно получит») — «Прана-тошини», 619.

208. Тат здесь явно трактуется как в объективном случае, согласуясь с вареньям, и т д., но другое утверждение гласит, чтовъях-pumu (бхур бхувах свах) формируют его часть и поэтому должны упоминаться вместе; остальная часть Гаятри трактует тат как слово в родительном падеже, соотносящуюся с предшествующими въяхрити, в этом случае оно будет тешам\

209. Можно, однако, сказать, что йат там есть иъйо нах.

210. Геометрическая фигура, которая чертится или изготавливается с помощью материала разных цветов. Различие между мандолой и янтройсостоит в том, что предыдущая используется в случае любого Деваты, в то время как янтра связана только с конкретным Деватой.

211. Или, когда эти отсутствуют, тогда в других субстанциях: в воде, цветах апараджита, джаба, каравира, дрона, и т. п. («Каулавалия-тантра»).

212. «Принципы тантры», с. 519 (садхарана-упасана-таттва).

213. Так магические трактаты упоминают о янтрах, изображенных на шкуре леопарда и осла, человеческих костях, и т. д.

214. Значительное число их приводится в «Тантра-саре».

215. На этой (как и других металлических янтрах) отсутствует изображение Деваты, нередко встречающееся на янтрах, начертанных или напечатанных на бумаге, где, например, изображаются восемь Бхайрав, Шакти и др.

216. На отпечатанных янтрах обычно изображаются змеи, ползающие снаружи бхупуры.

217. См. «Маханирвана-тантру» (гл. VI, ст. 63 и дапее). Используется тот же процесс, что и в случае образов (пратима).

218. Йантрам мантра -майам проктам мантратма деватаива хи / Дехатманор йатха бхедо йантра-деватайос татха// («Каулавалия-тантра»)

219. «Шабда-кальпа-друма»; также см. гл. XI «Нирвана-тантры». Об особом значении мудры в паньчататтве см. ниже.

220. Глава III, стихи 4, 8, 10.

221. «Я знаю дхарму, но все еще не пожелал следовать ей. Я знаю адхарму, но все еще не пожелал отречься от нее». Индуистская форма общего опыта — Video meliora proboque; deteriora sequor.

222. Домохозяину предписывается двукратное омовение, аскетам — при каждой сандхъе.

223. Вышеизложенное есть общая схема сандхьи Самаведы, поскольку так же, как каждый индус относится к определенной секте и Веде, так и сандхья различается в деталях. См. «Крия-канда-варидхи» и «Пурохита-дарпана», а также Shrisha Chandra Vasu, «Daily Practice of the Hindus». Действия и мудры изображены в книге Mrs. S.C.Belnos «Sandhya, or Daily Prayer of the Brahmin» (1831).

224. Такие как арчана, вандана, сапаръя, архана, намасъя, арча, бхаджана и т.д.

225. Она возглашается в форме: «Я — из такой-то готры и т. д. — намерен совершить эту пуджу (или врату) с такими-то предметами» и т. п.

226. Трава куша используется только при питри-крие, или шраддхе, а также при хоме. Аргхъя бывает двух видов — саманъя(общая) и вишеша (особая).

227. См. также гл. V «Тодала-тантры».

228. См. ниже.

229. Приношения пищи и т.п. делаются на домашнем очаге. (См. «Крия-канда-варидхи», с. 917.)

230. Называемая также нри-яджня (приношение человеку).

231. См. ниже.

232. Для достижения удачного замужества, долгой жизни для супруга в этом мире и жизни с ним в следующем.

233. Чтобы обрести детей.

234. Для приготовления хавишъянны различные виды плодов и овощей, как, например, зеленые бананы, дал, сладкий картофель (лал алуна туземном диалекте) , вместе с сырым рисом кладутся в горшок. Наливается столько воды, чтобы все это могло кипеть в воде до тех пор, пока вся вода не выкипит. После этого горшок снимают с огня, добавляют масло и соль.

235. См. ниже.

236. Шанти,   вашикарана,   стамбхана,   видвешана,  устадана, уччатана и марана. См. «Индра-джала-видью», «Камаратну» Нагабхатты, «Шаткарма-дипику» Шри-Кришны Видьяваги-ши Бхаттачарьи, «Сидцха-Йогешвари-тантру», «Сиддха-На-гарджуна-», «Какша-пута-», «Пхеткарини-» и другие Тантры.

237. Хотя простое книжное знание, согласно «Шаткарма-дипике», бесполезно: Пустаке ликхита видйа йена сундари джапйате /Сиддхир на джайате деви калпа-коти-шатаир апи //

238. См. о джапе «Тантра-сару», 75.

239. О медицинской стороне вопроса см. Appendix, vol.1, p. 194, on the Sangskaras, by Dr. Louise Appel, in the «Pranava-vada of Bhagavan Das».

240. На макушке оставляется пучок волос, называемый шшхой. Подобно тому, как при посещении царем того или иного места там поднимают его флаг, на голове того, в чьем тысячеле-пестковом лотосе присутствует Брахман, оставляется шикха.

241. В частности, освящение супружеской постели, аналогичное индийскому обряду гарбхадхана.

242. Для краткого ознакомления см. «Пурашчарана-бодхини» Харакумара Тагора (1895) и «Тантра-сару», с. 71.

243. См. выше.

244. Молоко, творог, топленое масло, моча и помет, причем два последних употребляются (за исключением самых набожных) в меньшем количестве.

245. См. ниже.

246. См. ниже.

247. А не изгнание «злых демонов», как утверждается в словаре профессора Моньер-Вильямса.

248. Таранга I: Деварча-йогйата-праптйаибхута-шуддхим самачарет.

249. См. о пранаяме в главе «Йога» ниже.

250. См. «Крия-канда-варидхи» (с. 120, гл. II и далее).

251. См. «Маханирвана-тантру», гл. 5, стих 105, где она упомянута.

252. Шрймад-адйа-каликайах прана иха пранах.

253. Шрймад-адйа-каликайах джйва иха стхитах.

254. Шрймад-адйа-каликайах сарвендрийани стхитани.

255. Шрймад-адйа-каликайах вам-манаш-чакшух-шротрагхрана-пранах иха гатйа сукхам чирам тиштханту сваха.

256. Таким образом: хам намах, кшам намах и т. д.

257. Толавъя «ша» — мягкий (палатальный) звук «ш».

258. Мурдханъя «ша» — твердый (церебральный) звук «ш».

259. Дхарммартха-кама-мокшаптайе риши-нйасе винийогах.

260. Шираси брахма-ришайе намах.

261. Мукхе гайатрйаи-ччхандасе намах.

262. Хридайе матрикайаи сарасватйаи деватайаи намах.

263. Гухйе вйанджанайа виджайа намах.

264. Падайох сваребхйох шактибхйо намах.

265. Сарвангешу висаргайа кйлакайа намах.

266. Шираси брахмане брахмаршибхйо намах.

267. Мукхе гайатрйадибхйаш-чхандобхйо намах.

268. Хридайе адйайаи каликайаи деватайаи намах.

269. Гухйе крйм виджайа намах.

270. Падайох хрим шактайе намах.

271. Сарвангешу шрйм каликайаи намах.

272. Шат (шесть), анга (часть), нъяса (размещение, наложение).

273. Кавача — это скрещенные на груди руки, причем кисти охватывают руки чуть ниже плеч.

274. Включая центральный глаз мудрости (джняна-чакшу).

275. Носовой звук и тяжелое дыхание.

276. Во всех случаях буквы произносятся с носовой анусварой.

277. См. комментарий Бхаскарарайи на шлоку 156 «Лалита-сахасранамы» и далее. Число numx обычно указывают как 50 или 51.

278. Prantl.

279. «Йогини-тантра», гл. VI.

280. Лата — «лиана», которой подобна женщина, так как она тянется к мужчине, как к дереву.

281. См. «Тантра-сару», 698, цитирующую «Бхава-чудамани». О майтхуие    «Бриханнила-тантра»    (гл.    IV)    говорит: Парадаранна гаччхеч ча праджапедйади. Также в «Уттара-тантре»: Пуджа-калам вина нанйам пурушам манаса спришет/ Пуджа-кале ча девеши вешйева паритошайет //То же правило касается мадъи и майтхуны, как утверждаетсяв «Куларнава-тантре» и везде.

282. С точки зрения тантрической вирачары упоминаемое здесь питье вина является заурядным пьянством, а не ритуальным поклонением (тех, кто пригоден для него) . Такое поклонение совершается с очищенной субстанцией, и субстанция эта — Сама   Тара   (Спасительница)   в   своей   жидкой   форме (дравалшйи).

283. «Вишну-пурана» (кн. II, гл. VI).

284. Цитируемая в комментарии на «Карпуради-стотру» (стих 15) Махамахопадхьяей Кришнанатхой Ньяяпаньчананой Бхатта-чарьей.

285. См. тринадцатую мантру хома-пракараны «Брихадараньяка Упанишад». «Нируттара-тантра» (гл. I) говорит:Йони-pyna мах акали шавах-шаййа пракиртита/ Шмашанам дви-видхам деви чита йонир махешвари//

286. Ом дхарммадхармма хавир-дипте атмагнау манаса шручЕ су шумна  вартмана  нитйам акша-вриттир джухомй-ахам сваха («Тантра-сара», 698; также см. «Прана-тошини»).

287. Шастрико дхарммам ачарет (см. также гл. XXXI «Матсья-сукта-тантры»).

288. См. также «Кула-чудамани» и гл. I «Бхайрава-ямалы».

289. «Маханирвана-тантра» (гл. 5, стихи 23, 24), где излагаются при-

чины, по которым поклонение Деви бесплодно без пяти элементов, и где они также идентифицируются с пятью пранами и пятью махапретами.

290. Глава VIII, стих 171.

291. Глава VIII, стих 173.

292. Глава VI, стих 14.

293. Глава VIII, стих 174.

294. См. «Уттара-», «Гупта-садхана-», «Нигама-кальпадруму» и др. Тантры, а также «Тантра-сару».

295. См. «Маханирвана-тантру» (Bhakta edition, p. 345).

296. Поскольку я еще не воспользовался благоприятной возможностью сравнить  общедоступный  бенгальский текст с непальским.

297. Шива в «Матрикабхеда-тантре» (Гл. II) говорит: Йад рупам параманандам тан насти бхувана-трайе.

298. «Нигама-таттва-capa» (гл. IV); см. гл. XV «Хара-таттва-дид-хити»; «Маханирвана-тантру» (гл. V, стихи 23, 24) и «Ка-макхья-тантру». «Кайласа-тантра»(nypea-кханда, гл. ХС) отождествляет пятерицу (панъчататтву) с жизненными дыханиями (пранами) и пятью махапретами.

299. См. «Паньчататтва-вичару» Ниламани Мукхопадхьяи.

300. Игра слов, в которой используется «матсья» (рыба).

301. «Йогини-тантра» (гл. VI): Сахасраропари виндау кундалйа меланам шиве /Маитхунам парамам дравйам йа тинам парикиртитам//

302. Так называемые нади (см.выше).

303. Задержка дыхания в пранаяме.

304. Manunypa-чакра (см.выше).

305. Согласно «Камадхену-тантре» (гл. 2), эта буква цвета осенней луны, состоящая из пяти углов, суть cammea-гуна, а также кайвалъя-pynaи пракрипги-pyna. Окраска букв по-разному дается в Тантрах. См.  также комментарий Бхаскарарайи на «Лалита-сахасранаму», цитирующий «Санаткумара-самхиту» и «Матрика-вивеку». Махайопи (здесь) означает сверкающие, подобно вспышке молнии, линии в сахасраре, образующие треугольник. Бинду (буквально «точка») представляет носовой звук.

306. По той же причине имя Рамы (это слово означает также сексуальное наслаждение) является эквивалентом Брахмана-спасителя.

307. См. «Тантра-сару», 702: Шива-шакти-сама йогах / Йога эва на самшайах. Там же, 703: Самйогадж джайате саукхйам парамананда-лакшанам.

308. См. выше.

309. В «Рудра-ямапе»: Раджа-чакре раджадам сйат Махачакре самриддхидам Дева-чакре ча саубхагйам Вйра-чакран ча мокшадам.

310. Стихи 153, 202 и далее.

311. Как говорит «Шарада-тилака» (гл. XXV): Аикйам дживатманорахур йогам йога-вишарадах.

312. Summa Theologiae Mysticae, torn. Ill, p. 8, R.R Philippi a SS. Tnnitate.

313. «Гхеранда-самхита» (гл. V и далее).

314. При подъеме воды используются буйволы, поднимающие и опускающие сосуд. Человеческие деяния сравниваются с работой буйволов, то поднимающих, то опускающих сосуд в воды (сане ары).

315. Йоги Яджнявалкья (гл. I), где в отношении пищи говорится: «32 объема рта — для домохозяина, 16 — для лесного отшельника, и 8 — для муни(святого и мудреца)».

316. Там же.

317. «Гхеранда-самхита», первая упадеша.

318. «Гхеранда-самхита», третья упадеша, стих 86.

319. Одна яма равна трем часам.

320. «Гхеранда-самхита», вторая упадеша, стих 23. То есть на корточках, опираясь на пальцы ног, при этом пятки не касаются земли и ягодицы лежат на пятках.

321. Там же, стих 20.

322. «Гхеранда-самхита», вторая упадеша. В «Шива-самхите» (глава III, стихи 84-91), упоминаются восемьдесят четыре позы, четыре из которых рекомендуются: это сиддхасана, угра-сапа, свастикасапа и падмасапа.

323. Правая ступня кладется на левое бедро, левая ступня — ла правое бедро, скрещенные аналогичным образом руки также кладутся на бедра, подбородок кладется на грудь и взгляд фиксируется на кончике носа (см. также «Шива-самхиту», глава I, стих 52).

324. То же самое, за исключением того, что руки протягиваются не спереди, а за спиной. Правая рука держит пальцы правой ноги, а левая рука — левой ноги. Благодаря этому, на муладхару оказывается повышенное давление, и растяжкой тела укрепляются нервы.

325. «Гхеранда-самхита», третья упадеша.

326. Там же, стих 12.

327. «Гхеранда-самхита», третья упадеша.

328. Там же, стихи 37, 49, 82.

329. Там же, четвертая упадеша. «Шарада-тилака» определяет пратъяхару. «Индрийанам вичаратам вишайешу баладахаранам тебхйах пратйахара видхййате (пратъяхара известна как сильное отвлечение чувств от объектов, их очаровывающих)».

330. «Гхеранда-самхита», шестая упадеша. Бхаскарарайя отмечает, что в «Лалита-сахасранаме» (стих 2) говорится, что существует три формы Деви, которые в разной степени принимают участие в ее аспектах пракаши и вимарши — именно: физическая (стхула), тонкая (сукшма) и высшая (пара). Физическая форма имеет руки, ноги и т. п.; тонкая состоит из мантр, и высшая естьвасана, реальная или собственная.

331. См. комментарий на стих 51 «Шатчакра-нирупаны».

332. Седьмая упадеша.

333. Там же, третья упадеша (стих 65 и далее).

334. Там же, стих 25 и далее.

335. Там же, пятая упадеша, стих 77 и далее.

336. В «Лалита-сахасранаме» (стих 142) к Деви обращаются как к Лайякари — причине лайи, или мысленного погружения.

337. Шрингара-раса — это любовное чувство, или половая любовь и половое соитие. Первое из восьми или девяти рас (чувств), к которым относятся шрингара, вира (героизм), карупа (сострадание), адбхута (удивление), хасъя (юмор), бхаянака (страх), бибхатса (отвращение), раудра (гнев), к которым Манматхаб-хатта, автор «Кавья-пракаши», добавляет шанти (мир, покой).

338. Там же, пятая упадеша, стих 82.

339. Более детальное рассмотрение дается в нашем переводе с санскрита «Шатчакра-нирупаны» Пурнананды Свами, автора знаменитой «Шактананда-тарангини».

340. В приписываемый Шри Шанкарачарье «Чинтамани-ставе» говорится:   «Эта   вступившая   на   царственную   дорогу (сушумну) замужняя женщина (Купдалини), отдыхающая на пути в тайных местах (чакрах), обнимает высшего Супруга и побуждает нектар излиться (в сахасраре)».

341. О папа-пуруше см. «Маханирвана-тантру» (улласа V, стихи 98, 99).

342. См. цитируемых авторитетов в Scharff Herzog Diet.

343. Это отчасти соотносится с христианской классификацией «семи смертных грехов»: гордыни, алчности, вожделения, гнева, зависти, чревоугодия и лености. Эти грехи, если им потакать, напрочь удаляют от души всякое состояние милости.

344. На карммана на праджайа на дханена тйагена же амритатвам анашух.

345. Глава IV, 5.

346. Глава IV, 6

347. «Чхандогья Упанишад» (III. 14.1).

348. «Махабхарата», «Шантипарва», CCI.23, CCXCI. 12.

349. «Девибхагавата-пурана» (VI. 10. 9,12, 13-14).

З50  Там говорится. «Намастат карммабхйо видхир апи на йебхйах прабхавати»,  и «Йе самаста-джагат-сришти-стхити-самхара-каренахТени калешу лййанте калохи валаваттарах».

351. «Девибхагавата-пурана» (IX. 37. 18-20).

352. А также сварга (см. «Шактананда-тарангини», гл I).

353. Включая и тех людей, которых, согласно одному резонному замечанию, гораздо правильнее было бы охарактеризовать как кандидатов в человечество.

354. См. «Чанди»: Деви проявляется в желании и т. д..

355. Также и Ulpymu («Тайттирия Араньяка») гласит: Аджам экам лохита-шукла-кришнам Вахвйм праджам джанайантим сарупам Аджо хйеко джушамано 'нушете Джахатйенам бхукта-бхогам аджонйах 356    См. также «Санкхья-таттва-каумуди».

357. См. гл. IV (после стиха 39) и гл. I (стих 51), где Тантры описываются как дарующие и бхукти, и мукти. См. примечания к этому же, касающиеся бхоги.

358. О свеччхачаре см.  примечание к гл. III, стих 96 и ниже.

359. «Махабхарата», «Шантипарва» (CIC. 88) и «Анушасанапар-ва» (CIV).

360. «Ману-смрити» (1.108,110).

361. 1.3.19.

362. Как, например, домохозяин, проводящий все свое время в поклонении, пренебрегая семьей и мирскими обязанностями. Шастра говорит: «Либо то, либо другое; будучи в мире, сообразуйся с его законами, избрав религиозную жизнь, оставь его» — утверждение максимы «быть последовательным в совершенствовании».

363. «Вишну-бхагавата», IV. 22, 34-35.

364  То есть виды знания, дарующие мокшу, остальные формы именуются виджнянои Мокше дхир-джнанам анйатра виджнанам шилпа-шастрайох.

365  См  комментарий Бхаскарарайи на «Лалита-сахасранаму» (шлока 125).

Яндекс.Метрика